Вспоминают ветераны... Николай Михайлович Батраков

Информация об авторе
Leonok
Нижний Новгород
Дата регистрации: 13.04.2010 21:04:51
Предыдущий визит: 04.12.2016 19:54:33

Автор: 
Туризм и путешествия:Водный, Горный, Лыжный, Пеший
Краткий обзор походов с участием и под руководством Н. М. Батракова

Идея Ильи Батракова

К 60-летию нижегородского спортивного туризма

Идея отметить юбилей нижегородского спортивного туризма запоздала лет на десять. За эти годы многие ветераны, начавшие путешествовать ещё в 50-е годы, закончили свой жизненный путь. Для тех, кто ещё жив, это был бы повод встретиться, вспомнить былое и помолодеть душой.

В те годы туризм развивался стремительно, на государственном уровне. В походы ходили, чтобы страну посмотреть и себя показать.

Участвуя в подготовке очередного фестиваля «Мир без крыши», постоянно работая с сайтом www.turizmvnn.ru , Илья Батраков взялся ещё и за запись воспоминаний ветеранов туризма, чтобы как-то использовать их в торжественной обстановке. Совместно с Сергеем Соловьевым и Ольгой Сергеевой были записаны воспоминания ветеранов:

- Анишев Евгений Юрьевич;

- Баженов Валерий Алексеевич;

- Бобин Вячеслав Николаевич;

- Бушуев Юрий Ильич;

- Виноградов Сергей Сергеевич;

- Гамов Анатолий Григорьевич;

- Домбровский Аскольд Святославович;

- Минин Евгений Иванович;

- Моржаков Владимир Васильевич;

- Пургин Сергей Геннадьевич;

- Самохин Вячеслав Михайлович;

- Соколов Юрий Николаевич;

- Уткина Валентина Кирилловна;

- Шибаев Александр Сергеевич.

Эпизодически собиралась группа желающих участвовать в организации намеченного юбилея. К сожалению, до конкретных мероприятий дело не дошло. Такая ситуация давила на Илью. Он сознавал моральную ответственность перед всеми, кого втягивал в тот или иной проект. Я же не успел убедить его ограничиться размещением на сайте собственной позиции на историю и современное состояние самодеятельного туризма со ссылками на воспоминания ветеранов.

Уверен, что у нас с Ильей был общий стиль в разработке маршрута, формировании группы, проведении похода и общения с участниками при подготовке, проведении похода и после возвращения домой.

Я стал его брать в походы по Сибири, когда спортивная сторона (покорение километров, вершин, порогов, водопадов и пр.) не были самоцелью. Наверное, к этому я пришел после 1971 года когда, из-за непоследовательного набора категорийности походов, ЦС по туризму и экскурсиям отклонил ходатайство областного совета о присвоении мне звания «Мастер спорта СССР».

А чтобы развеять вымыслы и преувеличения о моих первых походах, приведу краткое их перечисление с описанием незабываемых критических моментов.

В 1958 году меня привлек к самодеятельному туризму лидер туристов Политеха Геннадий Васильевич Москаленко. Его я интересовал как казначей профкома, влияющий на распределение дотаций для проведения походов. Он сообщил, какие походы намечены на лето, а я, как бывший велосипедист, решился съездить в Закарпатье в поход I категории.

Поход начали во Львове, а закончили в Рахове. Часть группы наметила побывать в Одессе и стала ждать поезд, а я же рванул туда своим ходом. Запомнилось напутствие кладовщика на вокзале города Черновцы утром третьего дня: «Жми так, чтобы вся грязь на твоем велосипеде превратилась в пыль». И жал так, что приходилось менять спицы. До Одессы добрался через два дня после нашей группы, покупался в Черном море и опять один поехал домой поездом. К сожалению, руководитель похода Лев Арцвенко защищать его не стал, и я остался без справки.

В 1959 году в зимние каникулы я решился сходить в лыжную «двойку» по Хибинам. Брат Москаленко Владислав Васильевич взял меня, как лыжника, но под фамилией Воронкин, так как у меня не было «единички». Опять я остался без справки.

И, наконец, в летние каникулы 1959 года под руководством Марины Владимировны Добровольской я прошел поход второй категории сложности на рубленых плотах по реке Турка в Забайкалье. Поход был защищен, и я получил первую справку, а также опыт постройки плотов и сплава на них.

В конце похода поделились планами. Я собирался прокатиться по Кавказу со своим товарищем по школе, институту и велосекции «Трудовые резервы» Юрием Васильевичем Крыловым. Марина тогда напророчила, что на Кавказ второй раз я не поеду, так как «мое место в Сибири». Она оказалась права: после Сибири Кавказ мне не понравился.

В марте 1960 года, вскоре после защиты диплома, я рванул на Кольский. Собрать попутчиков даже не пытался, так как была уверенность, что могу присоединиться к какой-нибудь группе. В марте там самый разгар сезона.

Рано утром высадился на станции Имандра, позавтракал в железнодорожной столовой и встал на лыжню. Через три часа хода обнаружил свежую ночевку, а ещё через пару часов на перевале Южный Чоргор догнал группу ленинградцев. Руководитель Александра Погодина посоветовавшись с группой, на следующий день дала добро. С ними я прошел по Хибинам и Ловозерам.

В конце маршрута перед Лопарским перевалом группа устроила дневку. Я же из долины Тульока поднялся на «стол», чтобы посмотреть, где пойду из Кировска до базы на Куниоке. Спускался на лыжах по желобу ручья, а когда увидел впереди камни, дрогнул, и прекратил спуск. Сначала лег на бок, затем на спину и вращаясь, как вертолет, остановился в трех метрах от первых камней. Хорошо, что этого никто не видел.
На следующий день я совершил вторую грубейшую ошибку. В Кировске вызвался сторожить вещи ленинградцев, а сам не пообедал в столовой и еле добрел до базы уже в темноте. 40 км в день без обеда я больше не ходил.

На Куниоке было много групп. Понравилась группа ленинградцев под руководством Валентина Журавского. Эта группа на следующий день ушла в сторону Умбозера, собираясь закончить поход в поселке Ловозеро через шесть дней.

Я же за три дня облазил окрестности: от озера Пайкуньявр поднялся на «стол» и спустился от Северного Чоргора; прошел в сторону Умбозера через Северный Расчорр и вернулся через Южный Расчорр; прошел в сторону Кировска через Западный Петрелиус и ущелье Рамзая, а вернулся через ущелье Рамзая и Восточный Петрелиус.

С середины подъема на Восточный Пертрелиус пришлось зажечь оргстекло, чтобы снять примерзшие к ботинкам бахилы, топором рубить ступени на обледеневшем склоне и преодолевать полутораметровую стенку оборвавшегося карниза. Под стенкой выдолбил ямку для лыж, а над стенкой забил палку почти до кольца. Подтягиваясь за палку правой рукой, левой отжимаясь от вертикально поставленных лыж, я на заходе солнца выполз на перевал. И только через 15 минут решился достать лыжи и палку. Окончательно успокоившись, я встал на лыжи. Спуск по ручью Восточный Петрелиус оказался лучшим в моей жизни!

Затем за два дня я прошел Северный Рисчорр и Страшенпахк с ночевкой в избе на Умбозере.

В первой половине следующего дня на Сейдозере показалась группа Журавского. С ними на грузовике я добрался до Ловозера и далее до Ленинграда.

Таким образом, один я ходил трижды по полдня, трижды по дню и только один раз не видел людей два дня.

В первый свой отпуск в марте 1961 года с группой 12 человек пересек на лыжах Урал с восхождениями на Конжаковский, Косьвинский и Чердынский Камни. По ходатайству спортклуба «Красное Сормово» в порядке исключения я был утвержден руководителем «тройки», хотя, как сказал член МКК Феликс Авдеев: «В тройке не участвовал, двойкой не руководил, но знает, где бросить сети».

Приехав в Кытлым вечером, мы узнали, что на северном склоне Копжаковского камня, на границе леса в долине р. Северный Иов стоит палатка, в которую группа из Казани не вернулась после восхождения на Конжаковский Камень. Поэтому, вместо однодневного восхождения на Касьвинский Камень, мы пошли в сторону Конжаковского Камня.

Через наш лагерь прошел участник казанской группы, спешивший сообщить, что на горе их накрыла облачность, в пурге они не нашли лыжи, оставленные у подножия горы, и ночевали в лесу, в яме вокруг костра. Через три дня добрались до палатки, поели, поспали и отправили гонца на запасных лыжах.

Интересно то, что мы перед восхождением на Конжаковский Камень разделились, вчетвером поднялись на вершину и, завидев облачный фронт, успели спуститься к остальной части группы. В «молоке» нам удалось через отрог перевалить в долину Конжаковки, где стояла наша палатка. Справку о руководстве лыжной «тройкой» я получил.

В 1962 году, когда руководящие туристические органы самодеятельного туризма были распущены из-за гибели группы лыжников на Кольском полуострове, я руководил сплавом на плоту с гребями по р. Б.Абакан.

В последний день пешей части группа прошла через вершину Ярышкол и в сумерках спустилась на террасу р. Б.Абакан. Она оказалась заболоченной, с буреломом и ямами с водой. Часа за три пересекли террасу и при свете молний замерли над рекой. Это был самый опасный день похода.

В 1963 году, во время командировки в Ленинград, я побывал в Выборгском клубе туристов, где участвовал в собрании активистов страны, считавших необходимым восстановить статус самодеятельного туризма. На этом слете был продемонстрирован профессионально снятый кинофильм группы Пржиемского со сплавом по реке Казыр. И летом этого же года я потащил ещё 12 человек на Казыр.

Чудом никто не погиб, так как в районе устья Левого Казыра все протоки были перекрыты наносником, и один из плотов даже был потоплен. Вернулись в Верхнюю Гутару пешком через Большую Кишту, Монгольский и Гутарский перевалы. По эмоциям поход остался непревзойденным.

В 1965 году, когда самодеятельный туризм был восстановлен, уговорил Владислава Васильевича Москаленко, «дать добро» на «двоечку» по Кольскому полуострову. Облазили все Хибины и закончили в Ловозере. Рискованным был только переход с Умбозера на Сейд-озеро через Чивруай. В хорошую погоду в 1960 году я прошел этот участок в обратном порядке. А в 1965 году накануне пошел снег. И 1 км «стола» мы шли 4 часа в сплошном «молоке». Пришлось кидать перед собой палку на веревке и через 25 м менять курс на 90 °, чтобы обнаружить исток р. Чирувай. Кстати, через 5 лет, прочитав книгу «На лодках через снежные горы» я узнал, что на «столе» в это время в двух палатках три ночи отсиживалась группа москвичей. Они готовились к походу по безлесным тундрам Полярного Урала и не стали рисковать, опасаясь сорваться в кары.

Летом 1965 года, опять без оформления, я повел ещё шесть человек с твердым намерением пройти Казыр. На массивном деревянном плоту из семи елей и кедров (8х2,8х2,4) м, мы первыми из горьковчан успешно прошли три основных порога (Щёки, Верхне-Китатский, Базыбайский).

Косой слив Базыбайского порога прошли с ударом о скальный выступ правового берега. Это не помешало отгрести влево и избежать удара в очень опасную стенку правого берега. Однако самым неудачным для нас оказались Косая шивера и камень-одинец под правым берегом в 300-х метрах после улова Нижних Щек. На Косой шивере мы не пошли в левый прижим и сели на перекате посередине русла. Снялись с мели на следующий день, когда прибыла вода и помогли ленинградцы (руководитель Николай Доброжицкий). После удачного прохождения Щек мы расслабились, и нас «припечатало» к надводному камню. Снялись быстро, но кое-что подмочили.

Благодаря Владимиру Михайловичу Кроткову, который шел Казыр на надувном плоту несколькими днями позже, я защитил походы по Абакану и по Казыру, и на 20 лет "завязал" с "диким" туризмом.

1966 год- участие в лыжном учебно-методическом походе 4 к.с. по Приполярному Уралу (руководитель Валентина Кроткова).

1967 год - участие в лыжном походе 3 к.с. по Приполярному Уралу (руководитель Валерий Славко).

1967 год - руководство учебно-методическим походом 5 к.с. на надувном плоту по рекам Балыктыг-Хем - Каа-Хем (группа выпущена ЦМКК г. Москва). Мы успешно прошли Щеки и расслабились. Я разрешил носовому загребному Сергею Виноградову поблеснить на стрелке Кызыл-Хема и прыгнуть на плот на ходу. Он удачно прыгнул и продолжил блеснить с кормы. При ударе носом в скальный остров, корму притопило, и Сергей оказался в воде. Его быстро подобрали, но спиннинг остался в реке.

1968 год - участие в водном походе 5 к.с. по рекам Балыктыг-Хем - Каа-Хем в качестве заместителя руководителя (руководитель Евгений Шкелев).

1969 год - руководство водным походом 5 к.с. по реке Ципа. Параллельно шла группа Владимира Кроткова. После разведки 49 порога с левого берега, мы пошли под правым берегом. Перед сужением русла косым валом с правого борта был сбит с плота носовой загребной Евгений Шкелев. Через 15 метров его подняли на корму, но после этого смотреть, как пройдет Кротков, он не захотел.

1970 год - руководство водным походом 5 к.с. по реке Ока. Неудачно, через обливную избушку, прошли Бурятский порог. Это был мой последний спортивный поход. Последующие походы были, скорее, путешествиями с целью отдохнуть самому и другим.

1971 год (с начала июня) и далее 1972, 1974, 1978, 1979, 1981 годы ( в сентябре- начале октября) сплав по Оке с разными вариантами выходов в горы.

1973 год - отказ от сплава по Казыру из-за большой воды и возвращение в Верхнюю Гутару с восхождениями в истоках Средней Кишты.

1975, 1976, 1977 годы пеше-водные походы со сплавом по рекам Б. Агул, Уда, Гутара. Эти походы начинались в начале июня. При нас прошел лед по Агулу и по Уде. Поход по Уде изобиловал происшествиями.

Расставшись с караваном на Б. Мурхое (Сережа Васюков на перевал не пошел) мы шли до Уды в две ходки: заброска груза до р. Сытляр-Атар и возврат на Мурхой; переход в устье Хатаги с лагерем; заброска груза до устья Верхней Хонды через ее правый приток и возвращение в лагерь в устье Хатаги ночью; перенос лагеря за устье Верхней Хонды; перенос части груза с притока В. Хонды.

Запомнился брод В. Хонды на обратном пути. Вода в реке прибыла так, что неслась по наледи. Без груза мы не удержались бы на ногах, хотя слой воды был не больше 10 см.

Во время постройки плота по Уде прошел лед, и вода прибыла. С трудом пересекли Уду. При швартовке ниже устья Чело-Монго у Козориза Валерия Федоровича с руки сорвало часы. Наледи на Чело-Монго и восхождение на вершину между пиками Триангуляторов и Поднебесным украсили поход.

От порога Сардык добрались до Алыгджера пешком. Ночевали у водопадов Уды и в тот же день улетели в Нижнеудинск.

В начале июня 1980 года совершили пешее кольцо через Гутару, пер. Озерный – пер. Федосеева – пер. в Дергушку – пер. в Сухой Иден. Сплавлялись по Гутаре на ПСН и на плоту. Плот в середине сплава пришлось перетаскивать через притопленый ствол огромной ели, перекрывший несудоходную протоку. Руководил походом Валерий Славко. Участвовали наши сыновья: Илья Батраков 1969 г.р. и Геннадий Славко 1966 г.р.

1982 г.  руководство сплавом по реке Витим от Романовки до Бодайбо. Парамский порог прошли на катере «Бодайбо» с плотом, поднятым на палубу. В походе участвовал Илья.

1983 г. – руководство сплавом по реке Казыр на плоту (участвовал Илья). Он снимал кино о походе с прохождением Верхних Щёк, Верхне-Китатского порога и Базыбая. В этот год была снежная зима и Казыр шли от Прямого Казыра по очень высокой воде.

После Верхних Щёк попали в правое улово, выгрести из него не удалось, и плот протащили вдоль берега через камни. Нижние Щёки прошли удачно, но в левое улово после «трубы» причалили с огромным трудом, пробираясь вдоль берега против обратного течения улова.

Верхне-Китатский порог прошли с разворотом нос – корма под левым берегом.

Базыбайский порог не зря считается самым опасным на Казыре. Правобережная стенка имеет отрицательный уклон и формирует правое улово сразу после Косого слива. В порог зашли под самым левым берегом, но после слива не смогли отгрестись влево и носом ткнулись в стенку правого берега. При ударе плот спружинил  и медленно, с разворотом ушел влево в следующий прямой слив. Спасло то, что плот был полностью разгружен, шли втроем, а перед ударом я с кормы перебрался на середину плота. Это был мой последний поход на плоту.

С 1984 года я продолжил ходить в Саяны, но теперь на байдарке.

В 1984 году от Усть-Каспы поднялись по Кизиру до Таски, сходили на голец Козя и спустились до Журавлево. Илья греб на носу Салюта-2.

В 1985 году мы тремя байдарками поднялись по Ничке, а затем по Кизиру выше устья Кинзелюка, сходили на озеро под ледником пика Эдельштейна и сплавились до Журавлево. Поход Илья прошел нормально, но больше со мной не ходил. Мне пришлось объясняться в Красноярской КСС, которая нашу «тройку» посчитала «пятеркой» и сообщила об этом в ЦС по туризму. В результате, в последующие годы, я ходил до 1990 года в Саяны без оформления.

В 1990 году мы втроем на «Салюте-3» поднялись по Базыбаю до ручья Фигуристого, откуда сходили на озеро под ледником пика Эдельштейна и сплавились по Базыбаю и по Казыру до Гуляевского порога. В том же году Илья сам начал водить группы.

 

Всего в моих группах за пределами области путешествовали 79 человек. Я всех отлично помню, благодарю за участие и за то, что они меня тоже помнят, хотя половина из них были только в одном походе.

Особо хочу отметить своих ветеранов, которые составляли основу группы и прошли под моим руководством пять и более раз.

Шомин Игорь Николаевич - 1963, 1965, 1967, 1969, 1973, 1974, 1975, 1977, 1978, 1979, 1981, 1984 годы.

Славко Валерий Алексеевич - 1962, 1965 дважды, 1971, 1972, 1975, 1977, 1979 годы.

Рухович Григорий Вульфович - 1974, 1975, 1977, 1981, 1983, 1985, 1987, 1990 годы.

Шкелев Евгений Иванович - 1969, 1970, 1973, 1987, 1988, 1990 годы.

Зерин Александр Ильич - 1976, 1978, 1979, 1983, 1985 годы.

Уставщиков Борис Борисович - 1969, 1970, 1974, 1975, 1977 годы.

Добрым словом вспоминаю тех, кто привел меня в туризм и преподал азы организации сложных походов; братья Москаленко - Геннадий Васильевич и Валерий Васильевич, а также Добровольская Марина Владимировна.

 

Мой сын Илья хорошо усвоил основы организации сложных походов, полюбил Саяны и достойно провел немало походов.

В 1990 год – пеше-водная  «тройка» по Идарскому белогорью со сплавом по реке Кан на плоту.

1991 год - пеше-водная  «двойка» с подъемом по реке Табрат, переходом через хребет Крыжина и сплавом по Кизиру.

1994 год - пеше-водная «пятерка» со сплавом по рекам Ока, Ия.

1997 год – пешая «четверка» по левобережным притокам Оки.

2004, 2005, 2007 года – водные «четверки» по Оке с радиальными выходами из ущелья Орха Бом.

2008 год - пеше-водная «четверка» по Большой Киште и Прямому Казыру со сплавом по Казыру.

2009 год - пеше-водная «четверка» от реки Ия в долину вулканов и обратно со сплавом по рекам Холба, Ия.

Май 2011 года - водная «двойка» по реке Зилим на Урале.

Июнь, июль 2011 года - пеше-водная «тройка» по Кинзелюку со сплавом по Кизиру.

Май 2012 года – водная «двойка» со сплавом по реке Нугуш на Урале.

Июль 2012 года – водная «четверка» со сплавом по реке Ока.

Из приведенного перечня маршрутов очевидно, что с 2004 года спортивная сторона походов для Ильи Батракова отошла на второй план. Он стал организатором активного отдыха в кругу друзей с посещением водопадов, пещер и вершин.

Надеюсь, что кто-нибудь поделится впечатлениями о походах под руководством и при участии Ильи Батракова.

В заключение приведу цитату из отчета о сборах слушателей школы младших инструкторов по туризму в районе Приполярного Урала под руководством Домбровского Аскольда Святославовича, одного из первых туристов Нижнего Новгорода. «… спортивность сложных туристских походов именно и состоит в том, что турист специально вступает в единоборство с природой, с воздаваемыми ею препятствиями с тем, чтобы испытать свои силы, мастерство и выйти, несмотря на все трудности, победителем, утроить веру в свои силы, испытать чувство победителя».


Дополнительная информация
Дата размещения:08.02.2016
Уровень доступа:Всем пользователям
Статистика
Суммарный рейтинг:55
Средний рейтинг:5
Проголосовало:11
Просмотры:581
Комментариев:4
В избранном:1
Голосование
Зарегистрируйтесь, разместите свои материалы, и вы сможете принять участие в голосовании
Комментарии
finn finn 09.02.2016 16:01:33
+2
+2 -0
Очень интересно почитать! Иной раз тоже хочется написать о наиболее запомнившихся походах, опасных моментах (когда уже чуть ли не с жизнью прощался) и особенно, о незапланированных сверхнагрузках, когда приходилось очень тяжело физически и морально. Было такое, и не раз (да практически в каждом большом походе, и в доброй половине ПВДшек), но как говорится, все что не убивает, делает нас сильнее!

зыж Если кто-то не знает, кто такой был Илья Батраков, предлагаю нажать на портрет в левом верхнему углу экрана
Leonok Leonok 09.02.2016 22:28:54
0
+0 -0
о-ох.....а сколько у НМ ещё рукописей!!! 
Анна Рыбакова Анна Рыбакова 10.02.2016 10:18:15
+3
+3 -0
ооххх...вот это рассказ , меня мурашило весь оставшийся вечер после прочтения!!! с Ильей, из вышеперечисленных крупных походов, я ходила пять раз, две Оки, Казыр, Кизир, Зилим, Нугуш, и ,конечно, несколько ПВД по области. К сожалению, я не обладаю такой способностью к написанию текстов и рассказов, приключений было в этих походах невероятное количество , особенно в двух пеше-водных по Казыру и Кизиру, но эти самые приключения и сделали их незабываемыми на всю оставшуюся жизнь, а поход по Казыру на данный момент это мой лучший поход, несмотря ни на что происходящее в нем! Возможно и я смогу позже рассказать про них подробнее!!! 
Александр Сладков 10.02.2016 11:55:51
+3
+3 -0

Большое спасибо Николаю Михайловичу за рассказ!

Я имел большое удовольствие видеть его стерео-слайды с картинами осенних саян, на меня они произвели очень большое впечатление.

С Ильей я ходил один раз, на Оку, для меня это был 1ый поход в Саяны, в Сибирь, очень запомнился!  Помню, что Илья на дневке в Орхо Боме ушел один побродить по окрестным вершинам. И уже начало темнеть, а его все нет. Мы забеспокоились, стали думать - как его вообще искать, мы не знали даже в какую сторону он ушел. Была мысль искать его "по окуркам", мне это очень запомнилось )  К счастью он пришел до того, как мы 1ый окурок нашли.

Небольшое наблюдение от меня: я сейчас в Германии живу, состою членом немецкого "гребного клуба". И вот здешние старшие товарищи, кому уже за 50-60 лет, также, как и Николай Михайлович всегда упоминают о формальных сторонах своего хобби: когда они сдали на EPP (european paddle pass)-I, -II, кто руководил, какими категориями. Раньше без этого EPP (экзамен такой на байдарке: основные гребки, траверс струи, смещение боком) в походы не брали. Любили наши старшие товарищи контроль и порядок! а мы - раздолбаи.  

Добавить комментарий
Зарегистрируйтесь или войдите , и вы сможете добавлять комментарии