Дневник водного похода по реке Светлой, Северное Прибайкалье

Информация об авторе
Doctor Morton
Нижний Новгород
Дата регистрации: 18.06.2010 19:40:20
Предыдущий визит: 04.12.2016 20:15:58

Автор: 
Регион:Прибайкалье
Туризм и путешествия:Водный, Пеший
Категория сложности: 4
Зимой 2002/2003 гг. был задуман поход по Северному Прибайкалью. После долгих исканий остановились на Светлой (местное эвенкийское название – Чунчунмукай). Еще в конце 80-х гг. Светлая была пройдена двумя группами из Н.Новгорода. С тех пор информации о реке на необъятных просторах туристского Интернета не появлялось. Маршрут привлекал дикой, нетронутой природой края, относительно несложной заброской и наличием такого фактора как Байкал.

Есть такая река, Акушанда…

(дневник водного похода по реке Светлой, Северное Прибайкалье)

 

И стоит надо мной, бог удачи иль бед

Баргузинский хребет, Баргузинский хребет

(из туристской песни)

 

Предисловие

Маршрут по реке Светлой, что в Северном Прибайкалье задумывался достаточно давно. Еще в конце 80-х гг. Светлая была пройдена двумя группами из Н.Новгорода. С тех пор информации о реке на необъятных просторах туристского Интернета не появлялось. Маршрут привлекал дикой, нетронутой природой края, относительно несложной заброской и наличием такого фактора как Байкал. Волею судеб наши походы долгое время пролегали далеко от этих мест. Зимой 2002/2003 гг. был задуман поход по Северному Прибайкалью. После долгих исканий (рассматривались варианты: Тыя просто, Тыя-Окунайка, Томпуда в варианте IV к.с.) остановились на Светлой (местное эвенкийское название – Чунчунмукай).

 

 

24.07 (почти 25.07)

На дворе глубокая ночь. 11 человек собрались на вокзале. Лица все знакомые: семья Калашниковых – Сергей, Надежда и Люба, Телегины - Владимир Николаевич и Гриша, Попеновы – Сергей Анатольевич и Дима, Дмитриевы: Станислав (автор этих строк) и Володя. Незаменимый в приготовлении разных блюд Сергей Уткин. Из новых – Саша Чиненков, майор милиции, туристский опыт отсутствует. Все друг друга знают, не один раз вместе ходили. Это хорошо – группа схоженная, надеюсь, маршрут пройдем1.

А задумано много для одного раза. Это и посещение Байкала с его горячими источниками, и переход на горное озеро Фролиху, переход по долине Правой Фролихи через Баргузинский хребет на Светлую, и, наконец, сплав по ней (IV категории сложности). Удастся ли выполнить все задуманное, тем более что остается одно «белое пятно» на маршруте – это Правая Фролиха. По ней есть только карта и несколько фотографий перевалов в верховьях, скачанных из Интернета, описания нет.

В 23.50 – отправление поезда Н. Новгород - Лена. Завалились сразу же спать. Впрочем, нет, сначала было традиционное вечернее пиво.


1 Эх, знать бы заранее, насколько я ошибался

 

 

25.07–27.07

Три дня проходят традиционно для столь дальней дороги: еда, сон, игра в карты и дегустация пива на каждой крупной станции. Проехав половину Нашей Необъятной Родины попадаем в г. Усть-Кут (для непосвященных разъясняю: город – Усть-Кут, станция – Лена, а пристань на Лене вообще – Осетрово). Город первопроходцев БАМа. Даже паровоз стоят в виде памятника.

Здесь конечная станция, дальше пересадка. Через 1,5 ч нас догоняет поезд Москва – Северобайкальск. 7 часов по БАМу – и, проехав Байкальский тоннель, спускаемся к Байкалу. По пути в окно поезда видим, что воды в местных речках мало, несмотря на моросящий дождь в течение последней недели. Как пойдем по Светлой?

 

 

28.07

Про Северобайкальск можно рассказывать долго. Кому интересно – см. сайт www.sbaikal.ru  - там все подробно.

Итак, мы в Северобайкальске! Тут же на вокзале шофера «ловят» туристов, предлагают вести в любую доступную точку. Забываем про копченую колбасу, которой должны были затариться в городе, за 150 р. арендуем «пазик» и едем на берег Байкала в яхт-клуб «Белый парус», он же – причал. Города не видели. 15 минут – и мы на берегу. За забором – большой двухэтажный корпус и несколько маленьких жилых домиков. Есть даже навес со столом и очагом для приготовления пищи. Все оборудовано для туристов и очень прилично. Здесь же на территории яхт-клуба можно оформить разрешение на посещение леса и заказников. Рядом на берегу несколько групп собирают парусные катамараны.

За 500 р. снимаем два домика для ночлега. Погода скверная: мелкий дождь, на Байкале шторм. Проблем с катером нет. Есть 4-5 катеров, владельцы которых могут отвезти вас в любую точку Северного Байкала. Была бы погода и материальные средства.

Групп, желающих отправиться на катере, на данный момент нет (кроме нас, конечно), нет и спроса. Поэтому хозяева катеров сами предлагают свои услуги. Пользуясь этим, можно сбить цену. За 3000 р.(на 11 человек) договариваемся с одним из владельцев о заброске в Хакусы. Там он ждет нас 2 часа, мы в это время сходим на горячие источники, затем он нас везет в бухту Аяя, откуда мы уйдем на Фролиху. Весь вечер на катере шел ремонт двигателя.

(Лирическое отступление насчет разрешений. Официальную информацию см. на том же сайте. Фактически – как повезет. Капитаны боятся выходить, если у группы нет разрешения, говорят, что их оштрафуют, лишат лицензии. На наш взгляд – это болтовня. Вечером мы уговорили одного ехать без разрешения, но нам надо было в Хакусы. затем в Аяю, а он – либо туда, либо – туда. Не сошлись… и разошлись. Хотя мы и взяли разрешение (на один день), заплатив на группу 1100 р., но можно было и не платить. НИГДЕ, НИКТО, ничего не спрашивал и не проверял. Живого егеря видели только в яхт-клубе, но ему было не до нас).

В яхт-клубе получили от егеря с западного берега информацию по Правой Фролихе. Он там охотился лет 10 назад, сказал, что есть тропа по левому берегу, затем брод на правый, и по правому до кедрового стланика. Дальше не ходил. Отговаривал идти по Правой: «Ребята, там гольцы по 2000 м, троп нет, не пройдете». Правда, после тщательных расспросов выяснилось, что тропа все же есть, хотя и плохая: «В стланике идите строго по тропе, след в след, с тропы не сходите. Между тропой и рекой – это метров 150 будет – «колодцы» в осыпях метров по 40 глубиной будут. Тропа до конца леса, дальше не ходил…»

Услышав подобную информацию, отдельные товарищи, сделали круглые глаза и почесали репу.

 

 

29.07

Утром вышли в 6.00. В Северобайкальской бухте относительно спокойно. С кормы открывается панорама окружающих гор и окрестностей города. По мере выхода из бухты волнение усиливается. Уткин стращает: «Вот если движок встанет, развернет лагом к волне и положит…» Но ничего, двигатель работает ровно, вчерашний ремонт пошел на пользу.

Сверху моросит дождь. Сидим под тентом на корме, пытаемся любоваться красотами Байкала. Видно далеко: оба берега – и Байкальский, и Баргузинский хребет в облаках, облака ползут даже по поверхности воды (еще бы, высота 548 м над уровнем моря).

После того, как все примерзли – расползлись по каютам. В носовой отсек пройти можно с трудом, мотает немилосердно. Того и глядишь, очутишься за бортом.

До Хакус шли 3 часа. Чалимся к причалу знаменитого на весь Байкал курорта. Здесь на горячем источнике (46º) построена водолечебница районной больницы, стоимость разового посещения 45 р. Долго искали, кому бы заплатить. Делать нечего, искупались бесплатно. Посетили купальню, бассейн на улице (это для любителей прохладной водички), отдельные товарищи еще и в душе помылись. И в завершение приняли целебную воду внутрь.

Смыв дорожную грязь, вернулись на катер. Еще 1 час хода на север вдоль восточного берега до Аяи. Выгрузив нас, катер ушел в Северобайкальск.

Аяя - живописнейшая бухта, защищенная к тому же от байкальских штормов. Единственная подобная на всем Северном Байкале. Волны совсем нет, берег песчаный. Жалко, погода пасмурная, не видно вокруг ничего. По берегу - толпы туристов. Все, кроме нас, приехали либо отдохнуть на Байкале или Фролихе, либо идут по Байкалу на байдах или катах. И те, и другие валом валят на Фролиху, поэтому тропу местами растоптали до состояния канавы.

Вечером в бухте поднялось небольшое волнение. Посмотрели в бинокль на выход их бухты: на акватории Байкала шторм баллов до четырех.

Рыбаки поставили на ночь клетчатую удочку. Отметили прибытие на Байкал, спели песню про бродягу, который в бочке плавал, бросили в воду денежку, чтобы вернуться когда-нибудь. 6 лгр.2 По капле спирта на 4 стороны света – это Бурхану, чтоб погоду сделал. Молодежь пела песни до середины ночи.


2 лигрыл (лгр) – сокращенно от «литр-градус/рыло»- мера измерения хмеля. 1 литр чистого 96°спирта – 96 лигрыл. 6 лгр – 62,5 г спирта (условно – 60 г)- средняя «терапевтическая» доза.

 

 

30.07

Утро. По небу ползут тяжелые тучи, по хребтам висит туман. Ну, блин, попали! Хорошо хоть дождя нет. Народ периодически смотрит в небо, тщетно пытаясь отыскать кусочек синего неба размером хотя бы с носовой платок. Короче, погода нормальная. Не жарко! Запланированная дневка в Аяе отменяется. Решили двигаться на Фролиху.

Вытащили невод – несколько омулей и хариусов. Малосол на вечер есть!

Только собрались, появились первые просветы в облаках, постепенно открылись вершины прибрежных гор. По тропе почти бежим. Как хорошо-то без ружья и припасов! Минус 8 килограмм! Дошли до раздвоения тропы. Здесь на дереве висит указатель. Углем написано «Фролиха». И влево, значит. Накануне всем сказал: нам налево, читайте надпись! Так нет же, нашлись отдельные, которые самые умные, и пошли направо. Шли они, шли и дошли. Потом пошли обратно. А затем решили срезать. Короче, лазили по болоту, пока не надоело. Следы этого видны были на их ногах. И выше тоже.

Большая часть пошла по правильной тропе, правда, вскоре тоже уперлись в болото. Но это болото было запланированным, то есть в соответствии с описанием. Пройдя по нему километра два, дошли до камушков. Дальше до озера болот не было, и, идя вверх-вниз, дошли до очередной развилки. По логике (и по карте) нам надо бы направо, но правую тропу какой-то идиот завалил деревьями. Туда, мол, не ходи, сюда ходи. И мы пошли сюда. Шли-шли, пока поняли, что не туда идем. Вышли на  берег Окуневого залива. Дальше тропа пошла через какой-то бурелом вниз по реке Фролихе. Решили сходить на разведку. Встретили туристов, которые подтвердили нашу ошибку. Вернулись к развилке, пошли по правой тропе, и вскоре вышли на поляну около брода через горло Окуневого залива. Озеро соединяется с заливом каменистой протокой с приличным течением. Вода поднялась после дождей на полметра, перейти вброд нельзя. Лодок поблизости нет. 

Погода налаживается, жизнь – тоже. Солнце если и не припекает, то просто греет. Народ полез купаться.

Встретили туристов из Уфы. Один из них ходил по Правой Фролихе вверх километров на 5. Говорит, что тропа плохая. «Правда, это было давно». Короче, информация есть, и пока вся – отрицательная. Все встреченные нами люди рекомендуют идти по Левой Фролихе. Думаем, не пойти ли на Томпуду.

В конце концов решили построить один кат (этот вариант предусматривался). Переправили людей через протоку, затем двое загрузили все рюкзаки и пошли по озеру в залив Правой Фролихи. Остальные - налегке по берегу. Встретились на песчаном пляже за последним мысом Мысистого полуострова. Здесь и встали лагерем. Это был Первый лагерь на Фролихе.

Вечер. В темноте пришли с соседней стоянки туристы из Челябинска. Спросили лаврового листа. Потом мы к ним пошли в гости. Их руководитель Владимир Михалыч на Фролихе 17-й год подряд, знает здесь все и всех «постоянных» жителей. У него выяснили, что он ходил по Правой Фролихе километров на 5 на пик Динозавр (Дракон) 1910 м. Тропа есть. На ручье, текущем перед Динозавром – красивые водопады. Сказал также, что в устье Правой Фролихи живет Владимир Богомол из Екатеринбурга. Он раз пять ходил на Светлую, в том числе и через Правую Фролиху. Завтра выясним. Вечером - под малосол (ясно чего). На ночь поставили клетчатую удочку.

 

 

31.07

Солнце, тепло. "Горы как в сказке, воздух – хрусталь"(с)(В. Масленников). Фролиха со всех сторон. Лучше всякого Байкала. Байкал большой, взглядом весь не охватишь. Да и ветер дует противный.

А здесь – вот оно озеро: горы вокруг, воду пить можно, рыба сама лезет, народу мало. В долине Правой Фролихи в утренней дымке видна зубчатая стена Динозавра. Впечатляет. Сама долина просматривается километров на 5, до поворота. Место красивое – уходить не хочется. По сравнению с тремя полярно-уральскими походами – сплошной курорт.

Проверили снасть: 1 ленок и с десяток крупных окуней – всего около 5 кг. В обед сэкономили кашу, сделав поистине царскую уху.

До обеда был коллективный балдеж. Во второй половине дня команда пошла по берегу к устью Правой Фролихи. Мы с Уткиным пошли на кате с вещами. Шли 3 часа. Справа от устья две хорошие стоянки, обе с пляжем. И обе заняты. На одной из них нашли Владимира Богомола. Разговорились. Он был на Светлой 2 раза. Оба раза ходил по Левой Фролихе, через Ильбикайчи и Илогирь. Говорит, что выше Илогири очень мало воды для сплава. Категорично уговаривал не ходить по Правой Фролихе. Сам он не ходил здесь, но в будущем думает пройти по Правой с хорошей командой.

Подошли остальные. Переправили их через устье Правой на 2 катах: нашем и Богомола. Увидев нашу команду, Богомол задержал меня. Подождав, пока все уйдут, он сказал: «Стас, не ходи с ними по Правой. Я как-то залез на Динозавр, посмотрел вверх по долине, и обуяла меня такая первобытная тоска: такая глухомань!. И на Томпуду с ними не ходи.»

Тут я призадумался. Идти ли по Правой, несмотря ни на что, удовлетворяя свои амбиции (какие там амбиции, тайга там непролазная), или внять голосу разума. Что имеем? Тропа по Правой гарантированно идет только до Динозавра вдоль правого (северного) склона долины. Дальше никто из встреченных нами людей не ходил, не считая встреченного егеря в Северобайкальске. Но тот был здесь давно, объяснял путано. Короче, все ясно, что ничего не ясно. Чем дальше в лес, тем больше партизан.

Прошли вдоль берега около километра в направлении срединного полуострова озера, того, что под Медвежьей горой. Стоянок здесь нет. Нашли более-менее приличное место для палаток, а костер пришлось разжигать на самом берегу на камнях. Это был Второй лагерь на Фролихе.

О дальнейших планах никто не заговаривает. А чего о них говорить, и так все ясно. Ноги сами нас повели к устью Левой Фролихи. Решено! Описание есть подробное, карта тоже имеется. Судя по описанию, тропа в хорошем состоянии. Правда вместо запланированных 60 км придется пройти 110, зато по тропе. А на Правой – черт его знает…

Вечером поднялся сильный ветер, пошла крутая волна. Гребцы на кате еле-еле выгребали против ветра. Ночью опять была рыбалка.

 

 

1.08

Утром вытащили снасть, набитую окунями и ленками, рыбу отложили до обеда.

Тем же порядком (двое по воде с вещами, остальные – по берегу) дошли до устья Левой Фролихи. Здесь впадает сразу две речки – Левая Фролиха и Даватчанда. Между ними около 400 м песчаного пляжа. Посредине между двумя мысами – небольшая лагуна с теплой водой. Здесь был Третий лагерь на Фролихе. Напротив обоих устьев и в самих реках вода ледяная. Погода солнечная. Купание. Обильный рыбный (уха и жареная) обедо-ужин. 6 лгр. Рыбаки, ушедшие вверх по Левой Фролихе, напоролись на мишку, который с испугу влез на высокую сосну. Вообще, следов медведей много, свежих. И даже с медвежатами.

 

 

2.08

График начинает наступать на пятки. Пора двигаться. До этого бродили вокруг озера как экскурсанты, теперь же предстоит идти с полной выкладкой. Итак, вперед!

Тропа шла вдоль Левой Фролихи по ее правому берегу до первого зимовья – это полчаса хода. В зимовье оставили записку землякам-нижегородцам, которые через два дня должны пройти на Томпуду. Вскоре после зимовья тропа потерялась в густой траве. По лесу идет много звериных тропок, но основная тропа, как правило, идет ближе к реке и параллельно ей. Значительных ориентиров в этот день нет, река из тихой лесной вначале превратилась в мощную горную реку с большим падением. Идется достаточно легко несмотря на тяжелую тропу. Сказывается отсутствие большого количества рыболовных снастей и полное отсутствие охотничьего снаряжения.

В обед Николаич на спиннинг поймал большого ленка и двух даватчанов поменьше. Тех самых, что из Красной книги. Чтобы знать на будущее, как эта рыба выглядит и не ловить ее, первые два пробных экземпляра мы не отпустили, а засолили. Так сказать, для чисто научных целей. Вечером из любви к науке продегустировали сию красную рыбу и содержавшуюся в ней не менее красную икру. Отменно-с! Вечером, не дойдя 20 минут до крупного правого притока Догалдына, встали на ночевку.

Вечер. Сидим у костра. Молодежь поет под гитару песни. Языки пламени отражаются в стеклах очков, мешая видеть ясно вокруг. Все-таки здорово, что мы сюда добрались. До последнего момента не верилось, что вот так буду сидеть у костра, лениво прихлебывать чай из кружки, обжигая губы. А вокруг – только горы, и река рядом шумит. И на сто верст вокруг, кроме нас - никого! Медведи одни.

Улеглись далеко заполночь, но еще долго в палатках раздавались негромкие голоса, и периодически прорывался смех.

 

 

3.08

Раннее утро. Досматриваю последний сон. Снится что-то приятное, просыпаться не хочется. Вдруг, то ли во сне, то ли наяву, раздается противный голос дежурного: «Па-а-адъем! Каша стынет!» И через мгновение соображаю, что это наяву, что каша в котле действительно стынет, и надо подниматься. Начался новый трудовой день, дорогие товарищи!

Трудовой день до безобразия был похож на предыдущий, только с отсутствием всяких там даватчанов с красной икрой.

Тропа то идет по болоту, то выходит на сухую горку с восхитительным черничником, полным спелых ягод, где привал затягивается до получаса, то снова змеей извивается между кочек, покрытых густой осокой, а под ногами-то «чавк-чавк»…

Около полудня поняли, что идем не по основной реке, а ушли вверх по мощному притоку. Встали на обед, отдохнули, просушились, а после, перебродив приток, пошли напрямки к реке. Вышли аккурат к старому зимовью, обозначенному на картах и указанному в описании. После него должен быть крутой подъем на гребень, покрытый кедровым стлаником. Прошли метров 50 – точно, так и есть. Дальше, то вверх, то вниз до следующего притока. Этому хождению посвятили остаток дня. Стоянка у красивого порога. Выше в 200 м красивый каньон с водопадами.

 

 

4.08

Каждое утро повторяется одна и та же картина, описанная выше. Продолжаем идти вверх по Левой Фролихе. Вошли в пояс кедрового стланика, участки его становятся все длинее, попадаются все чаще. Подошли к каньону с двумя водопадами. Место очень живописное. Сделали несколько снимков.

Впереди виден конец долины. Обзор закрывает холм, покрытый стлаником. Лезем через этот холм. Тропа петляет в зарослях, местами стланик перекрывает тропу полностью. Спускаемся к реке. Брод на левый берег. Дальше тропу потеряли. Есть какой-то звериный след через низкорослые заросли березки, тропа идет по болоту. Идем напрямую, бродим реку на левый берег, выходим на открытое пространство, именуемое очередным болотом. Впереди очередной холм, запирающий долину. Долго ищем тропу в конце болота. Находим, идем через заросли.

Вышли к реке в районе очередного водопадного участка, сложный брод на левый берег по камням. Далее опять по зарослям. Сбились со счета, считая броды через Фролиху. Леса нет и в помине, кругом сплошные заросли: кедровый и березовый стланик. Периодически теряем тропу, рубимся напрямки. Много оленьих троп, сбивающих с толку: сначала - вроде бы торная тропа, но вот стадо расходится в поисках корма, тропа превращается в множество мелких тропок, которые в конце концов растворяются в зарослях. Все, приплыли! Находим тропу на краю очередного болота, идем по ней. Выходим по увалам на берег озера, из которого вытекает Левая Фролиха. Короткая остановка, купание в озере. Вода чистейшая!

За озером теряем тропу вновь, долго ходим по болотистому водоразделу в поисках ее, находим. Наискосок пересекаем водораздельную гряду, выходим на южный берег Укоинды и оказываемся на длинном песчаном пляже. Мини-Байкал! К тому же единственное место на озере, где можно встать. Мелко: идешь-идешь, и все по колено, и вода у берега прогрелась градусов до 18. Картина изумительная, воздух прозрачный: в лучах заката видны горы на левом берегу Томпуды. Прям, Рерих!

 

 

5.08

После обычных утренних «ритуальных» действий (подъем, завтрак и т.п.) выходим вдоль южного берега Укоинды. Через 200м, там где кончается песчаный пляж, упираемся в заросли кедрового стланика. Дилемма: либо пытаться пройти слева вдоль воды, а местами и по воде, либо обходить справа по болоту. Попытались пройти по воде, через 100 м уперлись в камни и заросли на них. По воде тоже не пройти – выше сапог. Вернулись обратно, пошли вправо по болоту. Сделав крюк вокруг зарослей стланика, вышли вновь почти на берег озера. Пошли вдоль берега к истоку Тыкмы. Там по нашему описанию должно быть раздвоение тропы. По пути перешли вброд ручей. Тропа все более забирает вправо вниз по Томпуде. Через 55 минут хода от стоянки – раздвоение тропы. Которая вправо – по-видимому к Томпуде и водопаду Аквариум, налево стало быть к броду через Тыкму. Тропа к Тыкме идет под гору, лежащий на спине «захребетник» так и норовит спихнуть тебя с тропы. Через 15 минут такого бега подошли к Тыкме. Брод несложный, ширина реки в этом месте метров 20.

После брода тропа полезла в гору, хорошая, сухая. Настроение поднялось: идется легко, через каждые 50 м – заросли голубики, погода теплая, ясная. Так прошли 2 км. И тут тротропа кончилась. То есть не то, чтобы совсем. Она разбилась на множество оленьих тропок, которые пошли через болото в разных направлениях и затем исчезли.

(Возможно, мы пошли не от той развилки. В описаниях говорится о развилке в 300 м ниже истока Тыкмы, и якобы тропа идет по увалам вдоль восточного берега Укоинды. Мы же перешли Тыкму значительно ниже, почти перед свалом в Томпуду, и с тропы на том берегу Укоинды не видели)

Поиски магистральной тропы в разных направлениях были безуспешны. Полдня ломились через заросли кедрового стланика, местами тропу прорубали, перешли вброд мощный ручей, впадающий в Томпуду, и наконец, намучившись, вышли на берег Томпуды в районе порога Змей. Чуть ниже – начало первого каньона и первый каскад водопадов. Пошли вверх по правому берегу Томпуды. Тропы нет, шли, где по зарослям, где по камням, где прямо по воде. Воды в Томпуде не просто мало, а очень мало. Сплавляться можно разве что муравью в спичечном коробке. Дошли до устья левого притока Ильбикайчи. В Ильбикайчи воды больше, чем выше в Томпуде. Перешли вброд Томпуду, встали на левом берегу сразу за устьем Ильбикайчи. На берегу видны следы старых стапелей, кострища. Около берега – лагуна с прозрачной водой, идеальное место для бани. Устроили помывку, купание.

Сходили на разведку вверх по Ильбикайчи. Как оказалось, тропа по ее левому берегу идет около километра и упирается в пояс стланика, где и теряется. Через 300 м от устья есть переправа на правый берег по бревну.

 

 

6.08

Жаль уходить с хорошего места. Вниз убегает Томпуда – наша давняя мечта. Ничего, мы еще сюда вернемся, придет черед и Томпуды.

Идем по натоптанной тропе, которая через 300 м приводит к переправе. Через бурный поток Ильбикайчи перекинуто бревно, через которое перехлестывает вода. Переправа сопряжена с риском сорваться в поток. Достаем пилу и топор, валим ближайшую лиственницу. Подтаскиваем к берегу и аккуратно кладем рядом с имеющимся бревном. Теперь уже лучше, можно спокойно переходить. По очереди переправляемся на правый берег. Тропа ползет в гору по гребню водораздела верхней Томпуды и Ильбикайчи. Взбираемся на первый подъем, здесь зимовье и чуть дальше – банька. Дальше тропа идет вверх-вниз по сухим лиственничным гривам. Периодически появляются заболоченные участки, на них тропа теряется. К полудню дошли до крупного ручья, где и встали на обед. Сусаниным весь день работает Серега Уткин.

Через 100 м после ручья тропу потеряли окончательно. Дальше до самого водораздела Ильбикайчи-Илогирь лезли напрямик, через непролазные заросли и курумник. На мощном куруме встали, так как дошли до ручки. В который раз достали карту. Ага, вот поворот долины Ильбикайчи, здесь она отклоняется к югу. Нам на северо-восток. Справа походу должно быть озеро. Вот оно - между деревьями внизу блестит вода! Пошли наискосок вниз к озеру. Обогнули его с северного конца и вышли на оленье пастбище – вытоптанный участок 700 х 300 м желтого цвета. После него в зарослях ерника нашли четкую набитую тропу. Похоже, здесь когда-то гоняли оленей. Тропа обозначена на нашей карте и идет вниз по Илогири до самой Светлой. Воды на этом участке нет никакой. Идти легко, сказывается возникшая привычка. Да и рюкзаки стали легче за прошедшую неделю пешки. Единственно место с водой – ручей, текущий несколькими протоками в камнях. Здесь и заночевали.

 

 

7.08

Сегодня должны дойти «до воды». Идем, ориентируясь по притокам, обозначенным на карте. Тропа постепенно заворачивает вдоль правого склона в долину Светлой. Помня наставления Богомола, не торопимся идти напрямик к Светлой. Идем по тропе высоко над рекой. Противоположный склон долины вот он, кажется, рукой подать, а до него километров 5. Перешли по упавшим деревьям еще один мощный приток. Последние сутки периодически идет мелкий дождь, вода в притоках прибывает. Взобрались на очередной гребень после ручья, потеряли тропу (в очередной раз, уже привыкли к этому!). Спугнули здоровенного глухаря. Еще бы, идет толпа, галдит, все зверье распугали, остались одни следы и г… Следующий приток переходить не стали, спустились по склону вдоль ручья до Светлой и перешли приток в самом устье. Оказалось – недалеко, метров 400 всего. Река в этом месте выходит из участка проток и течет одним руслом. Воды достаточно, препятствия – небольшие перекаты. Стапель на галечном берегу ниже устья ручья. Поражает полное безлюдье. На берегу никаких признаков человека, и стоянок нет. Места для палаток пришлось расчищать в лесу. Погода пасмурная, но без дождя.

Дождь в этот день все же пошел, шел до 21.00. Народ залез в палатки, один Уткин пошел купаться. Николаич не утерпел, пошел облавливать перекаты. Притащил 18 штук хариусов – это кило на 5.

Дождь кончился. В распадках стоит туман. 6 лгр. Молодежь пела песни под гитару до 12 ночи.

 

 

8.08

Весь день идет дождь. Несколько раз делали попытки строиться. Успели нарубить леса для рамы в перерывах между дождями. До обеда спали. После обеда и до вечера за несколько попыток сделали раму для «двойки». Вечером у костра Николаич читал Пушкина. Что бы, вы думали? Нет, не Онегина и не лирику! «Царя Никиту и 40 дочерей».

 

 

9.08

Опять весь день идет дождь. Теория насчет трехдневного дождя отдыхает3 Утром сон до 11 часов, затем завтрак (отнюдь не в постель), затем сон-тренаж до 15.00, обед, затем тихий час. Безделье замучило. Каты доделать нельзя – дождь не просто льет, а "как из ружья". На мокром песке пополам с мелкой галькой наберешь мусора в гондолы, и потом изотрешь, как наждаком.

Горы в тумане и низкой облачности. Периодически всматриваемся в небо, тщетно пытаясь найти не кусочек синего неба размером с носовой платок, а хотя бы светлое пятно в сплошной серости. Круговорот воды на практике: вода испаряется, туман ползет вверх по склону, превращается в облако, из которого тут же начинает моросить дождь и .т.д.  Короче, физика.

Ветра нет. Мы находимся в широкой котловине, образованной соединением долин Илогири, Талы-Светлинской в 5 км выше и самой Светлой. Облака гоняет туда-сюда, и нет этому конца. Ждем, чтобы дождь прекратился хотя бы на полчаса, надо успеть собрать гондолы. А надувать и вязать можно и под дождем.

Отстаем от запланированного графика на 1 день. Сегодня к вечеру должны были быть в Щеках.

Вечером дождь прекратился на полчаса, удалось собрать и надуть одну гондолу двойки. Потом – снова дождь.


3 Это Владимир Николаевич придумал, что дождь в тайге больше трех дней идти не может. Теория себя изжила: на Кожиме в 2000 г. дождь шел 5 дней.

 

 

10.08

13 день на маршруте, а «воды» еще и не пробовали. Уровень воды поднялся см на 40.

Утром дождя нет, но состояние неба прежнее. Объявляется аврал: все дружно начали пилить, строгать и вязать. К обеду стапелиться закончили. Тут и мелкий дождик подоспел, правда вскоре закончился. После полудня с криком «поехали» отчалили.

Река позволяет привыкнуть к воде до Щек. Препятствия – перекаты на галечных косах, иногда довольно мощные. Пробовали ловить рыбу – кроме нескольких мелких килек (и это – хариус, да, здесь вам не Полярный Урал!) – НИЧЕГО! Река несет со скоростью не менее 10 км/ч. Долина в облаках, гор не видно. Ориентиров нет. Через час хода показалась г. Мивоки на левом берегу. Это – ориентир Щек(он же каньон БрусничныЙ). После того, как увидели гору. Еще 1,5 ч шли до устья Чипчикона справа. Течение резко замедлилось, река напоминает равнинную. На поворотах упавшие деревья, дно песчаное, как на каком-нибудь Керженце. Видно, как в прозрачной воде стаями стоят ленки. Но на муху и блесну не берут.

Ищем зимовье на правом берегу и вертолетную площадку перед устьем Чипчикона. Вместо этого влетаем в первую шиверу перед Щеками на выносах Чипчикона. Речка широкая, метров 50 и мелкая. Сразу после устья – зимовье, чуть ниже наверху на террасе – подобие площадки. Все заросло. Видно, что пользовались лет 20 назад. Дальше – еще одна шивера, уходящая за плавный левый поворот. Даю команду зачалиться к левому берегу. Надо идти смотреть. Описание кривое, наврано много, видно писали по памяти дома. Идем смотреть. Как и предполагалось, это оказался входной порог Щек. Уровень примерно 3 кат.тр. Есть несколько хороших «бочек», камни в шахматном порядке - все легко обходится. Прошли по очереди. Зачалились после порога влево сразу в конце скальника. Здесь есть неплохое улово в стороне от струи. На берегу старая стоянка – первый след человека на Светлой. Здесь же начало тропы по левому берегу Щек. Сходили, посмотрели сами Щеки. Есть два участка, заслуживающих внимания: водопадный слив 1,5 м в середине щек и Z-образный прижим (он же – Зигзаг, Козерог,он же – просто Z) в конце первого участка Щек.4 Решили, что для первого дня хватит, встали на ночевку. 6 лгр под малосольных килек.


4 это не все – за «Z» метрах в 150 есть еще один хороший порог с «кубиком» в середине, о который свободно может размазать(по другим лоциям - порог Жаба)

 

 

11.08

Утром Николаич с Анатольичем понесли вещи и кат за Z. Решили обнести, значит. Экипаж Уткина и Dmitriyeff &Son отнесли только вещи. Спускались к воде черт-те по какому склону, все в глине перемазались. А Николаич &Co еще и кат здесь тащили. Пока ходили туда-сюда, еще раз просмотрели Щеки, наметили место промежуточной чалки перед Z-ом., поставили страховку и фото-видео.

Первым пошел Уткин &Сo (Co - это Калашников и Чиненков, женщины не пошли). После водопадного слива, они пытались зачалиться в левое улово, чтобы страховать нас. Чалка не получилась, и их понесло в левый проход Z-порога по обливникам. Напрочь оторвало левую гондолу (говорил, ведь, не вяжите киперкой) и забило под раму. В последний слив вошли лагом, гондола вылезла из-под рамы, ребята начали тонуть, и тут их выбросило на камни у левого берега в конце Z-порога. Мы всего этого с Вовой, естественно не видели. Пошли минут через пять, как договорились. Проходим начальную шиверную часть, обходим все обливники, четко заходим в водопадный слив, набираем скорость, падаем в бочку. Резкий тормоз (а с виду – бочка проносная). Краем глаза вижу, что Вова провалился одной ногой внутрь рамы и зацепился ремнем (оказалось, сломалось седло). На одном весле разворачиваю по струе, нас тащит в прижим к левой скале за сливом. Я один не могу вытащить, бьем четко носом левой гондолы. Удар жесткий, разворачивает. Конечно не в ТУ сторону. Вова очухался, вытаскивает ногу, помогает мне, и мы чалимся влево в улово, куда наметили. Уткинцев здесь нет. Пытаемся высмотреть впереди, где они. Начинает травить левая гондола. Видимо удар на пользу не пошел. Подкачиваемся, ремонт сломанного сиденья. Передохнули, идем дальше. Видим картинку: кат уткинцев висит на камнях сразу за левым сливом порога. Нам машут: идите в правый проход! Не-е, думаю, размажет по стенке на выходе. Это вам не «четверка»-монстр. Переломит, как спичку. Идем, как наметили. Проходим первую бочку, норма, слив 1,5 м высотой, за ним бочка и обливник, который думали пустить между гондол. Однако, струя сильнее, чем виделось с берега, и нас несет мимо обливника четко на огромный «зуб» в центре последнего слива. Доворачиваем влево, наезжаем левой гондолой на тот самый обливник, нас разворачивает влево, и в последний слив валимся лагом. Вова вывешивается, «зацеп» веслом, я падаю на раму, изо всех сил откренивая кат, и мы сваливаемся вниз. Все, прошли! Дальше - несложно: уйти от прижима к скальнику, где лежит сломанный кат, обогнуть его и зачалиться.

Разворачиваемся. Справа - сплошные «поганки»- водовороты под правым сливом порога. Я успеваю сказать: «Все, дальше проще», вывешиваюсь с веслом... Сам момент падения не уловил. Помню, что выныриваю, в руке – весло. Свободной рукой на автомате хватаюсь за раму – раз, весло – на раму – два, рывок – и сам на раме – три. «Три» не получилось. Еще одна попытка – нет. Емкости спасжилета упираются при рывке в баллон и мешают. На границе памяти всплыло насчет стропореза. Не-е, жалко спас резать! На удивление мозги работают четко, страха нет. Ситуацию контролирую. Осматриваюсь, впереди метров через 150 в центре русла огромный «кубик», и около него что-то бурлит белое. В таком срамном виде туда не хочется. Пытаемся зачалиться, у Вовы на одном весле не получается. Кат крутится, как волчок, но не смещается. Идем со скоростью течения. Под ногами проходит веревка (как оказалось – это был брошенный с берега спасконец). Мысль промелькнула на задворках сознания: «Вода холодная, долго не удержусь, в следующем пороге может оторвать». К счастью, обе руки теперь свободные. Ползу к корме. Еще одна попытка - неудачно. Мешают подушки спаса, упираются в поперечину. Перед глазами на дальнем плане промелькнула картинка: народ стоит на берегу, как-то слишком спокойно, никто не предпринимает никаких попыток для спасения5, телегинский кат как лежал на берегу, так и лежит. Страховщики, твою….С мысленным «мать-твоюканьем» влезаю на кормовую поперечину, рывок – и я на месте. Сначала подумал, что причина всего – лопнувший ремень. Но не может автомобильный ремень, который выдерживает минимум 600 кг, разорваться от столь незначительного усилия. Сломалось сиденье. НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ БУДУ ВЯЗАТЬ РАМУ И СИДЕНЬЯ РЕЗИНОЙ! Лучше старого доброго капрона нет ничего.

Сажусь на гондолу верхом. Весло – в руки, и вот мы чалимся вправо к скальнику (куда ближе было).

Потом рассказывали, что Николаич все-таки бросил спасконец, это именно его я ощутил ногами, но веревку подмяло под кат. Некому было поймать: я висел за бортом, а Вова на пределе сил удерживал кат от разворота.

Сижу на камнях, выливаю воду из обуви и гидрахи, отжимаю носки. Страшно ругаюсь матом по поводу страховки – скалы дрожат! Сердцебиение от холодной воды улеглось, отдышались оба. До порога метров 20, перечалиться на левый берег не успеть. Решаем проходить, и после порога чалиться. Пошли!

Я не фиксирован, поэтому работаю вполсилы. Вова молодец, тащит почти один. Порог тянет на 4 к.с. Перепад метров 5 на 50 м. В середине «кубик» размером с маленькую избу. Заходим слева от «кубика» в слив, валимся вниз. Проходим четко, чалимся влево к камням. Все, Щеки прошли! Так сказать.

Я уже почти согрелся. Идем за вещами, несем их обратно. Пока ходили, кат Уткина отремонтировали. Подошли обе «четверки». Встаем на обед, сушимся. Сильно травит левая гондола. В сыром и каменистом месте разбирать пол-ката не хочется, до вечера дойдем на подкачке. Я полностью просушился, жить стало веселее.

Пошли дальше. Река мощная, но технически не сложная. Сплошная шивера. После Щек река часто делится на протоки, в некоторых завалы. Ближе к устью Намамы все протоки слились. В едином русле 4 мощных порога, технически, впрочем довольно простых. Самый мощный 2-й порог, прямо против впадения крупного левого притока Иксакана. Встали после 4-го порога. Все вымокли и замерзли. К тому же пошел мелкий противный дождик. Сушились у большого «пионерского» костра прямо на берегу. 6 лгр по поводу прохождения Щек.


5 Позже кто-то в разговоре обронил фразу: «А мы знали, что ты вылезешь, куда ты денешься». Ну, блин, вы даете.

 

 

12.08

Погода с утра ничуть не лучше, чем вчера. Неужели затянуло до конца маршрута?

Впрочем, часов в 10 (пока собирались, привязывались и т.д.) туман начал подниматься кверху, превращаться в облака. Облака рассеялись и появилось долгожданное светило. Вроде бы даже потеплело. Пороги кончились. Вокруг открылась панорама долины Светлой. Впервые за почти неделю пребывания на воде. До сих пор шли как в молоке.

До Намамы долетели за 25 минут. Приток появился неожиданно. Повороты, несложные перекаты, воды значительно больше, чем до Щек. И вдруг справа после очередного поворота – мощная струя грязно-желтого цвета. Воды столько же, сколько в Светлой, можно сплавляться хоть на плоту. Поток Намамы отбрасывает светло-зеленую воду Светлой влево.Пытаемся с ходу пересечь струю Намамы в устье. Куда там! Поток подхватывает, сбивает с курса, и - вот уже несемся по крутым валам шиверы. Длинный пологий трек (оглянулся назад – ничего себе уклончик) вдоль высокого осыпного левого берега. Уворачиваемся от прикрытых водой прибрежных камней. Замечаю справа аккуратный сосновый лесок. Молодые сосенки стоят рядами, будто специально кто посадил. Однако, надо пристать, место уж больно привлекательное.

На берегу старые кострища, здесь строятся группы, которые забрасываются по зимнику Уоян - Улюнхан. Давно ли последний раз строились, уж больно древние следы-то!

Нашел несколько маслят. Грибы впервые за весь поход. Народ разбрелся по соснячку, что тут началось! Грибы несли в руках, пакетах, пакетиках, в касках. Получилась маленькая такая гора грибов. Добавка к скудному (слава Завхозу!) рациону. Что из этого вышло – см. ниже.

Дальше река разбилась на протоки, в протоках перекаты, галечные острова. Солнце играет бликами на перекатах, бросает свои зайчики, и не видно, то ли это на мели рябит, а стало быть не суйся туда, нет там ходу, то ли так просто – «оптический обман здрения». Иногда приходится выписывать длинные кривули вокруг островов по длинным протокам, а короткая протока – вот она, только видно ее всю снизу, когда прошел уже. Постепенно перекаты исчезли, начались так называемые Тиши, хотя в нашу воду стоячей воды нет и в помине, несет хорошо. По правому берегу появился зимник из Уояна. Встретили двух мужиков со спиннингами и ружьем. Обе стороны были очень удивлены. Встречи не получилось: мужики сразу смылись с реки, а мы не захотели вставать.

Прошли два больших распадка справа, самих притоков, указанных на карте, не видели. После 2-го распадка горы сблизились, дорога идет прямо по берегу, местами затоплена водой. Правый берег – сплошные белые осыпи, слева – склон, поросший густым лесом. Здесь перед устьем левого притока Инамакита начинаются первые шиверы каскада «Труба». Шиверы начинаются внезапно: вот шли по гладкой воде, впереди перекатик слабенький, а потом вдруг резкий уклон – и попрыгали по валам высотой до полутора метров. Струя чистая, все камни залиты водой, их положение в русле отмечено мощными и жесткими «бочками». Идем с Вовой, по возможности обходя «унитазы». Не всегда получается, иногда просто некуда уходить. Периодически смотрю на левый склон долины. По описанию6 сразу после устья Инамакита гора(вершина 1779 м, по карте 2 км) похожая на муравейник (у меня на схеме так и отмечено: «г. Муравейник. 1739 м»). Напротив горы должно быть очень неприятное место. Где же та горка? А, все они тут - Муравейники. Ничего похожего на муравейник нет. Виден распадок из которого течет Инамакит, видна гора (якобы муравейник), но либо у авторов была очень богатая фантазия, либо не тот приток (что маловероятно, сверились по 2-км карте). Помню про тот порог с большим «кубиком» из описания Суслова. Не влететь бы, просмотреть надо…

 Однако же влетели. Сразу после устья Инамакита лесистый остров ближе к правому берегу. Вправо уходит какая-то маленькая протока, явно не сплавная. Идем влево. Здесь мощный порог. Река течет, словно в желобе, слева валунный берег, справа – крутой лесистый берег острова. Вижу впереди мощные валы до 1,5 м. Интересный феномен получается: уровень воды в центре струи ниже, чем у берегов, косые валы от берега отбрасывают судно в центр. Пытаемся уйти влево, но нас упорно стаскивает в середину струи. Еще не видя никаких «кубиков», замечаю впереди у нижнего конца острова что-то очень белое, большое и очень нехорошее. Крутит там, кажется аж в трех плоскостях! Сквозь рев потока кричу сыну: «Уходим влево, по камушкам, низенько-низенько!» Низенько не получается, струя стаскивает прямо в то белое месиво. Плюем на все правила, в два гребка перед каждым очередным валом пытаемся уйти со струи. Раз-два, раз-два. Разворот влево, взлетаем лагом на все валы, открениваем, где надо, лишь бы уйти от этой белой стены. Раз-два, раз-два! Три - это уже в последний момент Вова доворачивает нос на вал, и мы валимся вниз в это белое месиво прямо правым бортом . Удар! Боковое зрение, чем я отличаюсь, не работает. Смотрю вперед, словно в трубу. Вовку не вижу, но знаю, что он сделает все, что сможет. Да и, наверное, что не сможет – тоже. Медленно-медленно (это только так кажется непосредственному исполнителю, а на самом деле перевороты катамаранов происходят очень быстро), нос лезет вверх. Сейчас положит! Рефлекторно падаю на нос, пытаюсь весом тела придавить кат. Мелькнула вычитанная где-то фраза: перевороты катамаранов происходят, как правило, по диагонали через корму. Давлю изо всех сил. Или это только кажется… Над головой проносится цистерна воды пополам с белой пеной. Мгновение, и нас выплевывает из «бочки»! Следующий вал тоже что-то около 2 м, но он уже не страшен. Нос на вал, зацеп за верхушку, рывок вперед. И так далее. Вова отфыркивается, его залило лишь по пояс: «Ну, блин, забрызгало, за что?!» Пока встаю, закрепляюсь в слетевших ремнях, проходит две-три секунды. Успеваю обернуться назад, сознание «фотографирует» картинку порога: остров, выход из правой протоки, огромный (не менее 2м высотой) залитый «кубик», с которого водопадом низвергается поток. Ямка за ним как раз размером с наш кат, и в край этой ямки мы провалились правой гондолой. Чуть правее - и легли бы вверх колесами. На выбор – через нос или через корму. Вижу наплывающий на «кубик» кат Уткина. Некогда рассматривать, вперед надо смотреть. Начинаю работать. Вова задержал взгляд сзади на мгновение дольше, он все и увидел. Слышу его голос: «Папа, смотри, чего это у них там?!» Оборачиваюсь (мы уже на выходе из порога, можно чуть расслабиться). Плывут две гондолы ката Уткина отдельно, а на «кубик» медленно наезжает кат Телегина. Поначалу решил, что кат развалился пополам, упав с «кубика». Как оказалось позднее, после падения с «кубика» опять оторвалась та самая злополучная гондола. (Нечего всякой фигней привязывать. У меня гондолы на капроновой стропе, 300 кг на разрыв.) Мы идем в 50 м ниже, придти им на помощь нереально. Решаем срочно чалиться к правому берегу. Выше нас метрах в 20 плывет оторванная гондола, за нее мертвой хваткой вцепился Саша. В одной руке – весло (молодец Серега, научил: весла не бросать!), другой рукой держится за гондолу. Мгновенно оцениваю ситуацию: четверо на полузатопленном кате сидят, как мне показалось на камнях возле левого берега, по крайней мере не тонут, один в воде без судна, кат Телегина порог прошел, следовательно может участвовать в спасработах. Срабатывает автомат: сначала спасать отдельно плывущих людей. Бросаемся за Сашкой. Подходим: «Цепляйся за раму!» Сашка, как и положено новичку, команду выполняет буквально: бросает гондолу (помнит - весла не бросать!) и свободной рукой мертвой хваткой берется за раму. Плавучий якорь, что надо. Гондола, словно мячик, уплывает в неизведанное. С Сашей на хвосте чалимся к левому берегу. Куда смогли с таким грузом за кормой. Мимо проплывает злополучная гондола. Нам бы броситься и поймать! Мысль мелькнула не вовремя: Саша останется на левом берегу, переправиться нет никакой возможности. Напротив зачалился Николаич. Машу ему: догоняй гондолу! Действительно, она уплывет, и все – поход закончен, придется идти по берегу километров 80 до БАМа. На оставшихся 2,5 катах все не выйдем, даже если сделать тримаран из оставшихся гондол «четверок». Николаич бросается вдогонку. Отдышавшись, мы сажаем Сашу на раму и с трудом (о, как перегружены!) чалимся на правый берег прямо перед следующим порогом. Вытаскиваем и бежим вверх к месту аварии.

Выясняется, что сидят голубчики на камнях посреди реки (в малую воду здесь отмель), а с двух сторон беснуется река. Слева – основная струя порога, справа – струя с камнями, воды по пояс, тоже не подобраться. Снизу по течению подводная гряда, а за ней основная струя. Сидят ребята и своим весом прижимают раму к камням. Унесет раму и тогда – хана всему снаряжению. Голенькими выходить придется. И без сплавсредства. А поверх рамы вода хлещет. Сами по пояс в воде, вещи тоже под водой. Ситуация – хуже не придумаешь! Веревку не докинуть, до них метров 30, пройти по камням с правого берега – нереально, собьет струей. Саша: «Мне-то что делать?» - «Ладно, разжигай костер, сушись пока». Сами с Вовой идем к оставленному кату, разгружаем его и тащим пустой вверх. При этом приходится перебираться через камни и завал на берегу. По лесу не пройти – сплошные заросли.

Заносим кат метров на 50 выше по течению. У нас одна попытка: надо завезти им связанный двойной спасконец. Потом мы с коренным концом уйдем на берег и попытаемся сдернуть ребят с камня. Тщательно выцеливаем… Пошли! Осторожно пробираемся между камнями и прочно садимся на полузатопленную раму. Вода сразу набрасывается на «двойку». Все необходимые манипуляции сделаны, спаконец привязан, собираемся отходить. «Люба, прыгай на раму!» Готово! Вижу просящие глаза Надежды. Уткин нерешительно произносит: «Может еще одного возьмете?» Блин, утонем ведь! А, черт с ним, прорвемся (в смысле вывезет)! Иначе замерзнут девчонки. Обе распластались на нашей раме. Отходим. Тут же перегруженный кат начинает колбасить через камни. Вода наваливается со страшной силой. Еще немного, и, либо сломает раму, либо разорвет баллоны. «Девки, прыгай на правую!» Левую гондолу приподнимает, нас разворачивает. «Девки, на левую!» Ползут обратно. Теперь приподнимает струей правую, переносит через камень. Нас плющит и колбасит. Только бы облочка выдержала. Эх, старая добрая «теза»! Кое-как пропихиваемся, выходим на глубину, и тут нас начинает топить натянутая веревка. Другой конец ее привязан к затопленной раме «четверки». Аварийный кат сидит мертво. Уткин обрезает веревку, и через несколько минут, выворачивая гондолами камни, мы выходим на струю. Нас тут же подхватывает и тащит. «Вовка, резче!» Он и так резче, резче уже некуда. Мышцы трещат, шутка ли в два весла выдернуть со струи подводную лодку! Чалимся. «Девки, на берег!» Пулей вылетают. Я тут же забываю о них. Сами разберутся, костер уже горит. Передышка.

Некогда отдыхать, работать надо. Бросаем «двойку», идем назад. Да, на второй такой подвиг я не способен. Костер уже горит, можно сушиться и греться. Подошел Николаич с пойманной беглянкой. Уже лучше. Осталось выдернуть двух Сергеев. Все попытки Николаича добросить веревку с берега успехом на увенчались. Мужики на середине реки потихоньку замерзают. Спасение рук утопающих… и т.д. Видимо, эта мысль сподвигла их на то, чтобы столкнуть раму с камня. Только вот привязать бы ее за что, а то унесет. Николаич и я сумели-таки по камням приблизиться к ребятам на расстояние броска веревки. Наконец-то спасконец (почти стихами) заведен, другой конец веревки на берегу. Сергеи освобождают раму, ее тут же сносит вниз и к берегу, но веревка держит. При этом отрывает Калашникова и проносит метров 10. Пару раз он окунулся с головой. С Сашкой лезем по пояс в воду, помогаем выдернуть кат на берег. Закоченевший Калашников обессилено выползает на бревна, не обращая внимание на полощущийся рюкзак. Спасработы заняли в общей сложности чуть более двух часов.

Сушимся и греемся. Пока мужиков вытаскивали, женщины успели просушиться. Только видно не сходящее с лиц напряжение. Да, блин, стресс! Сейчас бы по 6 лигрыл и в спальник.

Ревизия уплывшей гондолы. Оказалось, что – целая. Оторвало только пробку у клапана. Все потери на удивление скромные – уплыло два спиннинга. Все равно рыбы нет.

Николаич рассказал, что гондолу поймали километрах в двух ниже: «По воде – минут десять, а по берегу обратно шли 40 минут. Место хорошее для стоянки, правда, на острове, зато сухо и дров много. Костер уже горит, ужин варится».

Надуваем и привязываем гондолу. Проходим еще одну шиверу, чалимся. На стоянке все делаю на автомате, как-то не спеша. Пошли разговоры насчет схода с маршрута и хождения по дороге вдоль берега. Молчу на этот счет: утром разберемся, сейчас говорят эмоции. К тому же дорога, судя по карте, уже ушла на перевал к озеру Иркана, а ломиться по берегу обратно что-то не хочется. Разумнее идти по воде. Надо только устранить предпосылки к авариям, а именно – привязать гондолы капроном. Ужин с грибами, 6 лгр. Сушились до глубокой ночи.


6 лоция В. Суслова (1973 г.) в версии В.Завьялова

 

 

13.08

Среда, тринадцатое число. Хорошо, что не пятница, а то вредные суеверия проявились бы в полной мере

Утром как по заказу солнце. Вчерашние грибочки дают о себе знать: очищение организма по методу профессора Забайкальского.

Вода упала сантиметров на 40. Не торопимся выходить. Все что-то привязывают, упаковывают. О хождении по берегу никто не заговаривает. Погода способствует продолжению сплава. Договариваемся, что мы идем первыми, если что – даем отмашку, чалимся для просмотра. Тем более что кат Телегина сильно травит, подкачиваются через каждые полчаса.

Выходим после 11.00, необычно поздно. Характер реки не меняется, только «унитазов» таких больше нет, просто мощная вода. «Двойка» идет первой. Уверенно обходим запредельные для нас препятствия и указываем путь «монстрам». Через полтора часа слева впадает Илоколуй. Правый берег в этом месте – красивый скальный обрыв. Прошли несколько порогов-прижимов. Ниже устья Илоколуя встали на обед.

От Илоколуя 2 км до порога «Скалы». Ничего особенного, слабее предыдущих шивер, место только приметное: высокая скала слева, а справа – классная лагуна для бани.

Через 1 км – порог «Велотрек». Чуть не влетели. Кто лоцию писал? 4 км, 4 км, а шли менее 10 минут. К этому времени погода кончилась, стало мерзко и гнусно. Долго ходили вокруг порога: проходить – не проходить. Мокнуть никому неохота. Прошли по «канализации» справа от острова. После порога обнаружили вполне жилое зимовье. Даже тюк с припасами на дереве висит, чтоб, значит, зверье не погрызло. Чуть выше этого зимовья и встали.

 

 

14.08

6.30. Обычно в это время уже просыпаюсь. Лежу с закрытыми глазами, слушаю, как на палатку падают капли. Если крупные, падают тяжело – это с деревьев, если частые, мелкие – это дождь. Сегодня дождя нет. В 7.00 раздается голос Анатольича: «Подъем! Каша готова, солнце светит!» Ну, положим насчет солнца, загнул. Если и светит, то demo-версия.

Выползаю. Точно: едва пробивается сквозь облака. Облачность не сплошная, но к вечеру обязательно затянет. Похоже, идет очередной циклон. Неделю назад Николаич выдал версию, что погода меняется на смене фаз Луны. Так с тех пор и пошло: «Какая погода?» - «Фаза», - значит норма. Ноль – хреновая. Сегодня, похоже, «ноль».

По описанию сегодня река должна быть проще, чем вчера. Уж больно не хочется мокнуть с 2-х сторон.

До конца дня все шло прекрасно: пороги постепенно сошли на нет, пошли протоки, мелкие перекаты. Хорошо бы так до В.Ангары дойти. Судя по карте и ходовому времени – должны. Но, как известно, человек – существо несовершенное. Не ошибается только Он.

Короче, все наши планы разбились о завал. Точнее, о Завал. Да, так будет правильнее. Именно с большой буквы. Потому что никто из нас таких завалов никогда не видел, а многие из группы прошли и «пятерки» и «шестерки». Многолетний (Уткин сказал: «многосотлетний»), поросший травой, небольшими деревьями, длиной в несколько километров. Не оставляющий никаких шансов на проход или обход. Вода прет через лес с двух сторон Завала, но там не пройти. Отправились на разведку с Вовкой: переправились на правый берег: там гора, берег высокий, коренной, может что и высмотрим! По берегу лесная дорога, много троп. На 2-х километровой карте этого нет, куда ведет дорога – неизвестно. Сверху виден на много километров вперед мертвый затопленный березовый лес, через который течет вода. Ничего похожего на протоку. Ясно, здесь – облом-с!

Переправляемся обратно. Народ уже пляшет около костра, греется. Решаем вчетвером попарно пойти вниз по завалу. Мы с Сергеем Калашниковым по левому берегу, Уткин с Чиненковым по правому. Слева вода так и прет через лес. Пройти нельзя, воды - выше пояса, сильное течение - провести каты через лес нельзя. Ни намека на судоходную протоку.

Ходили часа два. На обратном пути соскользнула нога с мокрого бревна (вот она, случайность, а ведь как осторожно шел!), и сверзился я с высоты 1,5 м на нижние бревна. Правое бедро пронзила острая боль, в глазах потемнело. Одновременно ударяюсь ребрами о другое бревно. Мысль – мгновенно: «Перелом бедра!» Про ребра уже не вспоминаю. Сознание скользнуло по правой ноге, проверило все. Нет, вроде кость цела, ощущаю ногу как единое целое. Осторожно пошевелил. Норма. Медленно встаю, влезаю на бревна. Подходит Сергей. Вопросительно смотрит, слова излишни. «Все нормально, сейчас голова в норму придет, и пойдем». Про ушибленный бок уже не вспоминаю. Это несущественно по сравнению с тем, что могло случиться.

Минут через пять продолжаем путь по бревнам завала. Издалека слышен свист – это Уткин с Сашей. Подходим. Сидят оба мокрые у костра, греются. Я начинаю рассказывать про результаты разведки, про травму, про то, что завтра будем выходить на дорогу. Сашка ехидно: «Да он и не слышит ничего!» Оказывается, Уткин уже минут пять рассказывает о результатах своей разведки. Я сквозь боль в бедре и звон колокольчиков в голове понимаю только: нашли проход.

Оказывается, Серега нашел просеку, прорубленную, возможно, В. Богомолом (про которую он говорил еще на Фролихе).

Возвращаемся в лагерь. 6 лгр. Ямщики с колокольчиками уехали, боль в ноге постепенно утихает, только хожу, прихрамывая. Мужики успокаивают: ничего, мы тебе ногу – в лубки, 6 лигрыл для анестезии, да и у Анатольича что-нибудь есть для наркоза. Ну, спасибо, родные! Объясняете травматологу, что такое перелом бедра в 100 км от жилья и без возможности сплава по реке.

 

 

15.08

День, когда у нас должны кончиться продукты.

Утром вместо зарядки – 2-х-часовая рубка леса: прорубаем просеку от основного русла перед завалом к найденной справа протоке. Перенос вещей и катов.

Дальше – без приключений. Плывешь по протоке, словно по тихой лесной речке. Только камни по берегам выдают, что ты не в средней полосе России, а в Сибири. Речка принимает впадающие из леса ручейки, и вот уже сливаются три мощных протоки. Вся Светлая здесь. Впрочем, это не Светлая, а, если верить карте – протока Акушанда. Ну, что же, пусть будет Акушанда. Так красивее и загадочнее.

Вот, собственно, и все. Дальнейшее плавание до поселка Ангоя – по широкой полноводной реке. Переход 3 км до станции. На станции народ дорвался до пива (и не только пива). Некоторых из вагона в Северобайкальске выгружали.

 

З.Ы. Была еще ночевка на высоком берегу Байкала. Светила яркая луна, в воде отражалась лунная дорожка, и волны, пробежав с южной оконечности через весь Байкал, били в обрывистый северный берег. Мы бросали монетки в воду, загадывали желания. Я тоже загадал.

 

Стихи, написанные на киоске, где продавали фирменное северобайкальское пиво.

 

Превратились рюмки в ведра, стало в небе восемь лун.

Значит утро встретим бодро состоянием «бодун».

Если это вдруг случилось и ты в роли новичка,

Надо, чтобы промочилось горло рюмкой коньячка.

Можно пивом похмелиться, можно порцией винца,

Только, чтоб, как говорится, подравнять формат лица.

Так пускай же ищет тело по бутылочкам пустым

Пару капель опохмела лишь по праздникам крутым.

 

Ангоя – Северобайкальск - Нижний Новгород

Август 2003 г.

 

 

 

З.З.Ы. Комментарии к самому себе

1. По поводу снаряжения. Дурак был, что не проверил суда перед походом. Это насчет вязочек и мотявочек. Коими были привязаны гондолы. Зря не взял тент групповой. Не надо было никаких голосований перед походом. Взять - и точка. В приказном порядке. В конечном итоге пошло бы на пользу. Спасики у Калашниковых – тоже дай бог!! (это по поводу тритоновских, так сказать «спасиков»)

2. По поводу опыта. Свой уровень (читай – моего экипажа) – не есть уровень группы. Карелия для Светлой – это конечно не опыт.

3. По поводу психологического климата в группе. Следует из п.2. Во-первых – все свары, как фактор переохлаждения и его последствий (испытал на себе: пятиминутное пребывание в воде – и вот, пожалуйста – эмоциональный взрыв, то бишь фаза возбуждения в клинической картине переохлаждения, главное – сам не осознаешь!). Другая сторона: надо было сразу задавить конфликт, жестко. (В тот момент мне так не казалось, и, наверное, я поступил правильно). В конечном итоге все получилось удачно, группа не развалилась.

 

 

Примечания 2010 года
Это все случилось достаточно давно. «Судьба разбросала» нас. Сергей Уткин стал ходить и водить исключительно в «шестерки», мы с сыном Владимиром продолжаем ходить в одном экипаже. Попеновы ходить перестали. Супруги Калашниковы ходят преимущественно в Карелию, а Люба тяготеет больше к пешим маршрутам.  Володя Телегин ходит в рыболовные походы, его сын Гриша живет в Америке. Чиненков больше не ходил. Стал подполковником милиции, начальник одного из РОВД.



посмотреть на Google карте

Дополнительная информация
Дата размещения:12.02.2011
Уровень доступа:Всем пользователям
Объекты
Материалы, связанные с рассказом
Статистика
Суммарный рейтинг:30
Средний рейтинг:5
Проголосовало:6
Просмотры:1706
Комментариев:7
В избранном:0
Голосование
Зарегистрируйтесь, разместите свои материалы, и вы сможете принять участие в голосовании
Комментарии
Анна Рыбакова Анна Рыбакова 13.02.2011 20:27:20
0
+0 -0
Как интересно, и как же тесен мир! Я работаю с Надеждой для меня Александровной Калашниковой! А Даша, здесь под ником maestro, во всю катает веломаршруты с Любой))))
Doctor Morton Doctor Morton 13.02.2011 21:16:14
0
+0 -0
Я всегда говорил, что Нижний Новгород - город ма-аленький))
Lotsman 14.02.2011 11:38:12
0
+0 -0
А после вас нижегородцы на Светлой были лишь в 2005, и все?
Doctor Morton Doctor Morton 14.02.2011 18:29:53
0
+0 -0
Не знаю, надо спросить у кого-нибудь из команды Володи Иванова. Мне ребята из их группы сбросили описание пешки по Правой Фролихе. Сдается мне, что больше не был никто. По моему отчету, взятому со Скитальца ходила московская команда Zundercom.narod.ru в 2008 году. Они же скорректировали расстояния, в основном на пешке(у меня завышено)с GPS-ом. Я с ними связывался. Там есть и фильм довольно приличный. Свой-то я так и не сделал. Видеоматериала было всего минут на 12. Я бы туда еще раз сходил, только если "карлсоном" заброситься из Нижнеангарска. Пешком топать - увы! Там горки интересные есть, можно в радиалки походить.
Lotsman 14.02.2011 18:36:20
0
+0 -0
Владимир Иванов сегодня ночью зарегистрировался на сайте, чему я очень рад! Они были в 2005, да? И после них, видимо, из Нижнего не ходили. А сколько там лететь? Не шибко долго, должно быть.
Doctor Morton Doctor Morton 14.02.2011 18:48:13
0
+0 -0
Больно долго ехать до Северобайкальска...(((
Doctor Morton Doctor Morton 14.02.2011 18:48:56
0
+0 -0
Кто-то на Скитальце собирался туда года 2 назад. Они у меня консультировались еще... Надо пошукАть. Лететь где-то около часа, не более. Надо по километровке померить напрямую.
Добавить комментарий
Зарегистрируйтесь или войдите , и вы сможете добавлять комментарии