Лоймоланйоки. Майский сплав-2016

Информация об авторе
Борис Котельников
Нижний Новгород
Дата регистрации: 24.05.2011 08:12:09
Предыдущий визит: 21.10.2016 08:30:59

Автор: 
Регион:Карелия
Туризм и путешествия:Водный
Категория сложности: 3
Рассказ о том, как мы интересно провели майские праздники на замечательной карельской реке.

 Нитка маршрута: Нижний Новгород - Москва - Петрозаводск (поезд) - поселок Лоймола (автомобиль) - река Лоймоланйоки - пор. 12-я шивера - оз. Саммаллампи - пор. Веер - оз.Корпиярви - пор. Ядрена вошь - пор. Раякоски - оз.Сариярви - пор.Цис  - пор.Табун - оз.Кариярви - оз.Кайтоярви - оз. Калаярви - пор.Осиновый каньон - автомобильный мост А121 недалеко от пос. Колатсельга (сплав) - Петрозаводск (авто) - Москва - Нижний Новгород (поезд)

Средства сплава: 6 надувных байдарок "Каньон"

Команда:

 

 

Иван Ворошин (Сергеич)

 

Борис Котельников

Сергей Пономарев (Львович)

Сергей Шурыгин

Иван Казаков

Никита Толбузов

 

Существует тысяча и один способ провести интересно майские праздники. Можно рвануть через Берингов пролив на собачьих упряжках, можно спикировать на дельтаплане с пика Коммунизма до самого Тегерана, а можно отправиться в путешествие в багажнике старенького «Фольксвагена» прямиком в Европу или в трюме сухогруза с пересадками в Лондоне и Бомбее. Будучи консерваторами, мы предпочли всем этим чудесным забавам сплав по карельской реке Лоймоланйоки. Почитатели здравого смысла говорили что-то про сложные пороги и погоду, которая, наверняка, будет снежно-дождливой, но к ним никто не прислушивался. Уж мы-то знаем: плевать на погоду! Согревает компания! Почему Карелия? Ну, уж так сложилась моя жизнь, что в Карелии я бываю намного чаще, чем на той же Кубе или в ЮАР. Да что там! На Кубе и в ЮАР я вообще ни разу не был.

 

30 апреля

Стартуем на утренней «Ласточке». Как всегда – попытки взять багажные квитанции. Дежавю какое-то. Касс мало, народа много. И всем нужны билеты – срочно, на отходящие поезда. Простояв полтора часа, махнули рукой и вернулись к барахлу. Сочинив вышибающий слезу рассказ про то, как мы хотели купить, но так и не купили багажные квитанции, пошли на штурм вагона. Для правдоподобности добавили в историю пикантные детали. Они украшают. Такой тщательно разработанной легенде поверил бы даже шеф гестапо Мюллер. Но вот удивление: багажные квитанции с нас никто так и не спросил, а историей не заинтересовался…

Традиционное предстартовое фото на вокзале

 

Прибываем в Москву. Переброска с Курского вокзала на Ленинградский заняла немного времени, но изрядно подкосила наши телесные силы (силы духовные, напротив, были в полном порядке). В срочном порядке отправляемся в культовое и знакомое нам по всевозможным заброскам-выброскам заведение «Елки-палки» - предаваться греху чревоугодия. «Любовь похожая на сооон!..» - поет нам из динамиков А. Пугачева. Думаю, что это запись. Вряд ли она подрабатывает в «Ёлках-палках».

В 20 часов – поезд «Москва – Петрозаводск». Грузимся, действуя четко и слаженно, как артиллерийский расчет, чем радуем нашу замечательную проводницу. Вдобавок, и чай сразу же заказали. Пока проводница заходилась в пароксизме охватившего её восторга и рванула за чаем, проказник Сергеич продемонстрировал нам мензурки с настойками, которые он, как следовало из показаний, готовил специально для поезда. Сия промоакция была воспринята как команда к действию. Старший состав закряхтел и полез за кружками.

Молодежь тем временем слегка повздорила. Шурыгин ушел в санузел, и сотворил там (видимо, согнувшись в три погибели) полные гигиенические процедуры, после чего в рукомойнике исчезла вода. После обличения расточителя во всех грехах, за ним были установлены тотальная слежка и контроль. Отныне, едва только Шурыгин заходил в санузел, раздавался предупреждающий стук, означающий, что пора и честь знать.

Окромя нас в вагоне едет еще 3 туристские группы. Туристы были представлены человеками обоих полов возраста далеко не юношеского. Отроковиц с отроками там было крайне мало. Скажу больше –вовсе не было.

Любимое развлечение в поезде – разговаривание разговоров. На третьем часу этой забавы, на подъездах к Твери, мы с Львовичем вдруг поняли, что Родина - это не пустой звук и не старая отцовская буденовка, что где-то в шкафу мы нашли…

 

1 мая

В Петрозаводск прибываем в 9 утра. Ружейным затвором грохочет металлический запор в тамбуре вагона. Засидевшаяся в поезде молодежь легко хватает рюкзаки с третьей полки и несется вприпрыжку по вагону. Мы с Львовичем едва поспеваем за ними и, спотыкаясь и шатаясь из стороны в сторону, словно гуттаперчевые Пьеро, волочим следом свои пожитки.

Продолжаем фотографироваться на вокзалах

 

У вагона нас уже ждет водитель Сергей (тел. 89114013081). От души рекомендую!

Мы сели в представительский микроавтобус «Мерседес» и рванули навстречу приключениям. Дорога заняла около 3,5 часов.

По ценам на транспорт: туда – 5000 р., обратно (выброска с маршрута) – 3500 р.

Поселок Лоймола. Вид с автомобильного моста

 

Прибываем в поселок Лоймола. Слева от моста через Лоймоланйоки – замечательная поляна, где уже стапелится четверка водников на катамаране. Справа от моста восседают местные поклонники Бахуса и неторопливо занимаются цветной металлургией - плавят на костре мотки проводов.

Собираемся споро, с расторопностью Меркурия.

 

Стапель

  

 

В разгар стапеля нагрянул приветливый и пытливый, как юннат, прапорщик-пограничник. Все интересно этому славному мужичку: откуда, зачем, надолго ли в эти края? Выдали ему список группы с ниткой маршрута. Он радовался, как ребенок! На прощание, пограничник снабдил нас мудростью:

- Будут приставать местные – сделайте вид, что куда-то звоните… Да, и медведей опасайтесь. Много их в этом году. Очень.

После чего он сел в машину – и умчался дальше, охранять границы нашей Родины.

А местные вскоре нарисовались. Точнее, один из представителей местной алкобогемы. Бывший интеллигентный человек начал приставать к Сергеичу и упрашивать его секвестировать сергеечевский бюджет на 38 рублей, и ни копейкой меньше. Ярыга был с разбитым лбом и одутловатым лицом, далек от проблем налогов, социального страхования, изнурен похмельем и воздержанием. От нового друга Сергеича шел смрад, но душой и помыслами они оба, похоже, были чисты. Сердце Сергеича дрогнуло, и он инвестировал в экономику поселка Лоймола запрашиваемую сумму. Тот поблагодарил, и споро потрусил в сторону магазина. Вот такие славные люди встречаются в этих замечательных краях!

 

 Вышли!

Вскоре стартуем, и неспешно передвигаемся вниз по течению. Красота! В особый восторг приводит чередование пейзажей: где-то еще зима, снег и льды, а где-то уже весна вступила в свои права!
Течение довольно сильное. Зазевавшийся Львович попадает под гребенку, переворачивается, и вот мы уже вылавливаем его верный «Каньон» метрах в 300 ниже, а он стоит посередь реки, и думает, куда бедному крестьянину податься как догнать группу.

Вот он, Львович. Стоит посередь реки, и сокрушается зело

 

- А чьи это такие щечки, а у кого у нас такие заплывшие за зиму ушки!?.. - радостно тискала молодежь кильнувшегося Львовича.

Молодежь позирует для плаката "Алкоголизм исцелим"

 

Еще через некоторое время встаем на обед, перерастающий в ужин, в свою очередь перерастающий в ночлег. Шурыгин и Казаков лезут в воду купаться и задорно плещутся там с ревом раненых в афедрон молодых кабанчиков.

Первомайский заплыв

 - Хватит, ужо вам! – кричу им с берега, как заботливая бабушка.

Лишь только первобытный страх за тестикулы заставил их покинуть водную стихию.

 

 

В котлах бурлит жорево, и ароматы вкусной и здоровой пищи приятно будоражат воображение. Я, покончив в себе с кулачеством, как с классом, строгаю бутерброды с салом. А у дерева эротичным символом торжества женского начала стоит гитара со струнами. Никита Толбузов нежно, словно новорожденного младенца, взял ее на руки, и стал выводить рулады. Личный состав, зачарованный, потянулся на гимн торжества красоты, как сказочные крысы на звуки дудочки, прикрыв от удовольствия глаза…

Вечер был долгим. Ближе к ночи начало замораживать. Перед тем, как отбыть в палатку почивать, одеваюсь как Руаль Амундсен перед Южным полюсом.

 

 

2 мая

Долгий вечер – долгий подъем. Полтора часа личный состав вылезал из палаток с достоинством, словно приглашенные к столу члены царской фамилии. Так же, с достоинством, не спеша, собираем вещи. Результат – выходим на воду в 12 часов. Впрочем, мы никуда и не торопимся.

 

Вышли – но прошли недолго. Ровным счетом до деревянного моста через Лоймоланйоки.

Именно преодоление препятствия – проплыв под ним – стоили Сергеичу видеокамеры и навигатора. Люди! Если вы собираетесь кильнуться под мостом, то всегда – слышите! – всегда привязывайте все вещи мотявочками!

 

Иван Сергеевич купаться изволят-с

 

 

Мини-брифинг: как мы дошли до жизни такой!?

 

Оправившись от потерь, продвигаемся дальше.

Следующее препятствие – порог Двенадцатая шивера (в некоторый отчетах – шивера Ледяная). Очень красивый порог уже хотя бы потому, что берега покрыты льдом, нависающим над мощным течением где-то на уровне головы гребца. Осмотрев порог с правого берега, проходим его без приключений.

 

Осмотр Двенадцатой шиверы. Нормальные герои всегда идут в обход!

 

Двенадцатая шивера

 

 

 

Далее – нескучная гребля по динамичным шиверкам и небольшим озерам до порога Веер. К счастью, лед с озер уже сошел. Но, судя по отчетам, такое счастье на первые майские бывает не каждый год.

 

Прозевать Веер невозможно – шум воды слышен издалека, а бонусом прилагается табличка с названием порога на левом берегу. Порог делится на две протоки. Левая условно непроходима (при нас вообще была забита льдом!), впрочем, на видеоотчетах наблюдали прохождение и по ней. Порог начинается быстротоком, затем – слив порядка 2,5 м с пробивной бочкой, затем еще слив с еще одной бочкой и короткая выходная шивера. По берегам – все тот же лед. По нему и пробираемся на островок, разделяющий реку. С острова очень удобно разглядывать порог и вести фотосъемку.

 

Осмотр Веера...

 

 ...сам Веер...

 

...и его прохождение

 

 

 

Осматривая препятствие, ритуально пужаемся и всячески волнуемся. В разгар осмотра мимо нас проходит «Каньон» Вани Казакова. Видимо, он то ли недостаточно высоко затащил его на берег, то ли недостаточно крепко привязал… А ведь там была вся его жизнь: полотенце, десяток презервативов на случай вынужденной стоянки в Петрозаводске, зубная щетка, запасные трусы, разбитый телефон и паспорт! Да что там паспорт! У него ехало общественное сало! Всегда – слышите, всегда! – крепко-накрепко привязывайте свои байдарки!

 

"Каньон" Вани Казакова проявляет самостоятельность

 

Казаков возопил диким, нечеловеческим голосом: «Держи вора! Пожар! Вперед! В атаку!» и поскакал вприпрыжку по берегу догонять свое судно. Догнать-то он его догнал, но извлекал его из воды уже искупавшийся сегодня Сергеич. Иных нештатных ситуаций на Веере, к счастью, не возникло.

Порог проходим споро и резво, аллюром. Мне очень не хотелось купаться, а потому я греб очень внимательно и сосредоточенно, как Рихард Зорге.

 

Проходим озеро Корпиярви. И снова наблюдаем весенне-летние пейзажи! Красота!

Следующий порог – Ядрена Вошь. На заходе невысокий слив с бочкой, затем шивера. Осматриваем его с правого берега, и проходим без каких-либо проблем.

 

Порог Ядрена Вошь

Тем временем, вечерело.

- Сергеич, пора бы и трапезничать! - сказал я так жалобно, что смог бы вызвать слезы даже у безжалостного инквизитора Игнатия Лойолы.

Так и поступили. На ночь встаем на стоянке на высоком левом берегу. Приходится тащить гермомешки и байдарки высоко в гору, зато вид открывается чудесный.

Высокая стоянка. Молодежи, оравшей всю ночь у костра, рекомендуется разбежавшись, прыгнуть со скалы

 

Места на стоянке было немного, а почва насыщена замечательными корнями и камнями. Первый залезший в палатку мог выбирать: ложиться ли, примостив на камень поясницу, или, напротив, выбрать место, где камень упирается в спину. Выбирай поскорей, не задерживай честных и добрых людей!

Вечер трудного дня

 

Удовлетворенные событиями дня, мы сидели у костра и обменивались гордыми и свободными идеями. Львович взял гитару, и хрипел как Луи Амстронг. Через какое-то время беседа вдруг приобрела какой-то всеобщий, трансцендентный характер. Всем было хорошо.

 

3 мая

В восемь утра, уже приготовив завтрак, мы с Львовичем прокаркали подъем. Молодежь начала вываливаться из палаток. Выражение их лиц свидетельствовало о тяготах пережитого, но на наше приветствие они ответили со сдержанной и грациозной учтивостью.

Позавтракав, они отправляются на покорение скал, которые штурмуют при помощи спасконца и обезьяньей сноровки.

  

 

Вдоволь нарезвившись, отправляемся в путь. Проходим несложный порог Райякоски, озеро Сариярви и порог Цис – по характеру, очень похожий на Ядрёну Вошь. Немного фотографируемся во время прохождения.

Цис. Практичски, двойник Ядреной Воши. Или Ядреной Вши?

 

 

 

 

С этого момента начинаем ожидать порог Табун (в некоторых отчетах – Тайваскоски). Этот порог мерещится нам всюду. Погребя немного, Сергеич провоцирует всех на выход на берег и осмотр Табуна. Вы уже поняли, друзья мои, что до Табуна оставалось километра три! Но Сергеич с упорством первооткрывателя вел команду смотреть порог. Ей-Богу, путь к пещере Али-Бабы был короче! До Табуна мы в этот раз так и не дошли, погрузились в байдарки, погребли, и вот только потом пришли к настоящему Табуну! Зрелище впечатляло. Впечатляло настолько, что мы, походив туда-сюда вдоль порога, приняли решение обнести основной слив по правому берегу. Уж больно нам косые валы не понравились.

Порог Табун. Впечатляет

 

 

Маневры перед заходом в основной слив

 

Посидели, погоревали, да и обнеслись.

 

В лямки! Проходим несколько колоритных озер – Карилампи, Кайтоярви (на выходе из этого озера мост, который, по нашей воде, пришлось обносить поверху), и встаем на дневку на озере Хисъярви. Просто чудесная стоянка расположена на правом берегу! Единственный минус – к стоянке подходит дорога. Дело шло к дневке – и по месту базирования, и по графику движения.

 

 

Закат просто шикарен! Вдохновленный Ваня Казаков отправляется на этюды. Работает он быстро, не то что Леонардо Да Винчи, который шесть долгих лет, вплоть до самой смерти тупо переделывал портрет Моны Лизы. Что-то ему не нравилось. Тот же Александр Иванов свою картину «Явление Христа народу» писал 20 лет и сделал к ней более 600 набросков с натуры. Ваню же, как художника, в своих картинах, на удивление, все устраивало: и цвет, и мазок, и замысел и манера. Через каких-то полчаса он вернулся к костру.

 

 

Всю ночь молодежь травила байки. «Вот сейчас Толбузов расскажет свой любимый анекдот, ты тогда умрешь от смеха!» - предупреждали они меня. Но Толбузов хранил молчание, и я, как видите, остался жив.

 

4 мая

Утро красило ярким светом всю дневочную поляну. Выбравшись из палатки, я проинспектировал лагерь на предмет социалистической сохранности, и, удовлетворенный результатом, громко поздоровался с собой. Я всегда с собой здороваюсь, когда больше не с кем.

Постепенно вылезают и остальные члены команды. Неспешно готовится завтрак, переходящий в обед (традиционно на дневке – походный плов!), и начинается стройка века – ваяется баня.

Типичная дневка

 

В процессе сооружения бани и заготовки дров, Сергеич рубанул себе топором по ноге. Пришла пора лечиться. Сергеич аки опытный стиптизер споро скинул немногочисленные одежды свои и улегся возле костра. «Достаточно было только снять сланцы и носки!» - сообщил я раненому, но он проигнорировал мое замечание, и остался возлежать на коврике, разметав по нему свои части тела. Залатали Сергеича. Уже через полчаса он радостно скакал по поляне и ловил мечущихся в ужасе ужей.

Товарищ, который вылез погреться

 

Каждый развлекался как мог. Шурыгин пытался кататься на днище «Каньона», но все его попытки разбивались о несовершенство конструкции, и он неизменно оказывался в воде.

 

 

Никита Толбузов гордо, с достоинством, выдающим в нем патриция, развалился в пустом «Каньоне» и сосредоточенно, словно пытаясь разгадать тайну гипотезы Пуанкаре, читал сомнительного содержания книгу.

Дневка – время для матрасного отдыха. На дневке я чувствую себя эдаким Обломовым. Ничего делать не хочется.

Вечер подошел незаметно. Снова глаз радовал шикарный закат. Ну а удовлетворенная молодежь сидела после бани у костра - в чистых трусах и с чистой совестью.

 

 

5 мая

Проснувшись и посмотрев на часы, я слегка обомлел. Стрелки на часах показывали ровно 10. Я оделся и выскочил из палатки за 45 секунд, словно обезумевший прапорщик. На скорую руку развел костер, и принялся трубить подъем. Из палатки вылез недовольный Сергеич, и сообщил, что, в общем-то, время всего лишь полвосьмого. Я посмотрел на часы. Они по-прежнему показывали 10. Остановились, видать!

Ну раз уж подъем объявлен – завтракаем, собираемся, и выходим.

 

Идем параллельно с группой катамаранщиков.

За озером Кайтоярви – мост. Проходим под ним. Судя по отчетам, в большую воду его иногда приходится обносить по берегу.

 

 

Километраж в этот день минимален – до конца маршрута осталось совсем чуть-чуть. На стоянку встаем на правом берегу озера Калаярви. Весь день светило яркое солнце, и наши лица приняли цвет хорошо прожаренного ростбифа. Пришлось расчехлять аптечку.

 

 

Львович снова играет на гитаре. А мы поем. Про то, как по тундре бежали, по железной дороге, про догадливого есаула, про Джо, который свою жену застукал с полюбовником и пристрелил ее за это. Много песен спели мы в этот вечер.

 

6 мая

Маршрут подходит к концу. Выходим около 11, а уже в 12 мы подходим к порогу, название которого привело бы в трепет Влада Цепеша. Название порогу – Осиновый каньон. Впору кол-центр открывать.

Порог продолжительностью около 1,5 км довольно интересен. Есть даже прижим на левом повороте. Чтобы не попасть в него, приходится приложить усилия. Стоя над порогом, с большим удовольствием отрываюсь по фотографированию.

"Каньоны" в Осиновом каньоне

 

 

 

Интерес представляют и шиверы, следующие за Осиновым каньоном. Имеются ощутимые сливы с бочками.

Догребаем до моста дороги Пряжа – Сортавала. Мест для стоянки, в общем-то, нет. Останавливаемся на левом берегу и вскарабкиваемся на гору. С одной стороны – река, с другой – дорога (редкостного качества дорога!). Здесь и решаем остановиться на ночь – у всех на виду, как начальник Генштаба на первой полосе «Красной звезды».

Стою на асфальте в гидрахи обутый... 

 

Молодежь принимает решение отправиться в Колатсельгу за пивом. Решение это вызывает всяческую поддержку в нашем лице. Выходя «в люди», Никита надевает белоснежную, как снега Килиманджаро, футболку, которая, впрочем, уже покрылась бурыми пятнами.
Отсутствуют они около двух часов. Но что такое два часа для туриста, закончившего маршрут? Это миг! За него и держись! Наконец-то появляется связь. Дозваниваемся до родных и до работы.
Вокруг нас сохнет снаряга и вещи. Они разбросаны по всей поляне – практически, как на картине Репина «Арест пропагандиста».

 

Неожиданно, нас настигает некая напасть. Гора, на которой мы остановились, является домом родным для какого-то дикого количества клещей. Они всюду – на вещах, на нас…

Всю ночь мы просыпались от странного, забытого резкого зудящего покалывания в некоторых членах своего тела, чесались и ворочались.

 На другом берегу реки ночью катались лесовозы. Техника скрипела и визжала, издавая страшные звуки, напоминающие крики, завершающие спаривание динозавров в фильмах Спилберга. Посмею предположить, что это была не самая лучшая ночь в моей жизни.

 

7 мая

Просыпаемся, и перетаскиваемся к трассе.

Напоследок молодежь спустилась к реке. Они наконец-то решились помыть ноги и сменить носки. Взволновалась Лоймоланйоки. Вспенились ее воды. Прости нас, Лоймоланйоки! Когда Шурыгин постирал носки, вода в реке почернела...

В 10 утра за нами прибывает водитель. Загружаемся и едем в Петрозаводск. Интересная опция: за 500 рублей мы используем транспорт как камеру хранения. Гуляем по городу без барахла, а вещи будут доставлены уже к поезду!

В Петрозаводске уже вовсю буйствовала зелень. Аккуратные кустарники и лужайки радовали мой отвыкший от культуры глаз. Зашли перекусить в кафешку, где получили возможность посмотреть на себя в зеркало. Полученные результаты впечатляли. Такими в учебниках истории рисовали дореволюционных шахтеров, полагая, что нет ничего чумазее на свете, чем дореволюционный шахтер.

 

Гуляем по Петрозаводску, наслаждаемся видами Онежского озера и всячески радуемся жизни.

Около 20 – поезд до Москвы. У вагона нас встретила проводница. Крупная, суровая, словно изваянная Вучетичем для устрашения потенциального врага. Природа сполна наделила ее тем, чего многие мужчины пытаются добиться годами усиленных тренировок и неумеренным потреблением анаболиков. Мужественный лик ее свидетельствовал о том, что не из всех схваток в своей жизни она выходила победительницей. Вагоноправительница радушно встретила нас, и всю дорогу пыталась напоить чаем.

В вагоне пахнет нелегкой бродячей жизнью, несвежим бельем, туристским потом, струящимся из-под наших подмышек. Тогда Никита решил использовать чудо-дезодорант. Эффект превзошел ожидания: ощущение было такое, будто мы оказались в парфюмерной лавке после жестокой схватки сантехника с золотарем. На поклонников дивных запахов начали коситься попутчики.

 

8 мая

Прибыв в Москву, перебрасываемся с Ленинградского вокзала на Курский, и, после недолгого ожидания, грузимся в «Ласточку». Кстати, один из давешних клещей застрял у меня в одежде и проснулся только в Москве. Можете себе представить, что я вытворял на Курском вокзале, когда он начал ползать у меня по спине.

Дорога проходит умиротворенно. Мы с Сергеичем читаем свежие газеты, Львович слушает музыку, а молодежь, дорвавшись до связи, перебирает номера потенциальных жертв своих низменных желаний, записанных в телефоне Толбузова.

Вот мы и в Нижнем Новгороде! Нас встречает радостный Серега Варнаков, и помогает с переброской вещей, сообщая, попутно, местные новости. 

Вспоминается стих, встретившийся на просторах Интернета:

Мы странные люди, мы счастьем считаем
Когда окружает тайга нас густая,
Когда утром ранним мы видим рассвет,
Когда по неделе нас в городе нет.
Мы счастьем считаем согреться зимой,
После похода приехать домой,
Обнять всех подряд, придя на работу,
Мы странные люди, но не идиоты...

 



посмотреть на Google карте

Дополнительная информация
Дата размещения:15.05.2016
Уровень доступа:Всем пользователям
Объекты
Материалы, связанные с рассказом
Фотоальбомы:Лоймоланйоки-2016
Статистика
Суммарный рейтинг:45
Средний рейтинг:5
Проголосовало:9
Просмотры:658
Комментариев:7
В избранном:0
Голосование
Зарегистрируйтесь, разместите свои материалы, и вы сможете принять участие в голосовании
Комментарии
Владимир Телегин 16.05.2016 10:46:29
0
+0 -0
А интересно было бы прочесть аналогичный отчет о Кубе или ЮАР...  Удачи!
maxovik maxovik 02.06.2016 08:35:54
0
+0 -0
Немного не понятен смысл комментария. При чем здесь Куба или ЮАР?? В чем их связь с Карелией? или что-то здесь другое имеется в виду? Про Нижегородскую Кубу я писал, а что за ЮАР? - кроме как страна с мысом Доброй Надежды в голову ничего больше не приходит.....
antikrot antikrot 02.06.2016 11:19:42
0
+0 -0
просто в предисловии упоминается, а "фирменный юмор" сделал бы такие отчёты как минимум необычными
maxovik maxovik 02.06.2016 12:15:17
0
+0 -0
Извиняюсь - нашел. Теперь юмор понятен.. Что касается Кубы (я имею в виду настоящую) и ЮАР то делать там по моему особо нечего... и не беда что автор этого произведения там не был... Впрочем о ЮАР (мыс Доброй Надежды, Столовая гора) с натягом "соседнего" водопада Виктории может еще и стоит подумать, но ужесточенные визовые проблемы и обнаглевшие после отмены апартеида местные жители отбивают это желание...
Юрий Жарков Юрий Жарков 16.05.2016 17:50:57
0
+0 -0
Замечательный рассказ с фирменным юмором! Браво 
Борис Котельников Борис Котельников 01.06.2016 21:21:48
0
+0 -0
Спасибо!  
finn finn 02.06.2016 18:07:27
0
+0 -0
Рассказ хороший! Лоймола - река моей несознательной туристической юности (когда еще джипиэсника у меня не было и я абсолютно не вникал в организационные вопросы), приятно поностальгировать! За фирменный юмор ставлю пять, и еще по баллу добавить бы за оперативность написания и размещения опуса и за достойное оформление (жаль, фотки некликабельные, но это, видимо, обратная сторона оперативности), но увы, больше пятерки тут поставить не дают ))
Добавить комментарий
Зарегистрируйтесь или войдите , и вы сможете добавлять комментарии