Почему?

Информация об авторе
Н.Новгород
Дата регистрации: 06.12.2010 16:35:28
Предыдущий визит: 13.04.2020 20:58:26

Автор: 
Регион:Центральный Тянь-Шань
Туризм и путешествия:Водный, Горный
Категория сложности: 6
В 2010 году погиб сильный, умный, ловкий, смелый, умелый человек, опытный турист, Сергей Никаноров.
КАК это произошло, описано Уткиным Сергеем. А вот ПОЧЕМУ?.. Попытался описать, что же мы все напортачили. Не для того, чтобы кого-то укорить, обвинить. Считаю одновременно всех виноватыми и всех невиновными. Чтобы разобраться, почему так произошло, как не допустить (снизить риск) в дальнейшем.

 

 

Когда-нибудь, в конце пути,
Когда закончится везенье,
Смерть рассмеётся в упоеньи
И вырвет сердце из груди.

И время встанет...
И тогда
Уйдут долги, обиды, крики.
Взойдёт над безымянным пиком
Моя прощальная звезда.

И я увижу вечный свет.
Ко мне протянут руки братья,
И примут в крепкие объятья,
Которым окончанья нет.

http://www.risk.ru/users/trak/197273/

 

 

 

 

 

 

В 2010 году погиб сильный, умный, ловкий, смелый, умелый человек, опытный турист, Сергей Никаноров.

КАК это произошло, описано Уткиным Сергеем. А вот ПОЧЕМУ?.. Попытался описать, что же мы все напортачили. Не для того, чтобы кого-то укорить, обвинить. Считаю одновременно всех виноватыми и всех невиновными. Чтобы разобраться, почему так произошло, как не допустить (снизить риск) в дальнейшем.

Описание периода (12.10.2010 – 05.10.2010) – 23.10.13 читать, наверное, лучше с (12.10.2010 – 05.10.2010). Карты, схемы пешки см. в конце. Постарался оставить место на «подумать». Наверное заметил, учел не всё. 

 

 

 

Разбор полетов

 

На поминках Краш попросил у всех прощения: «Простите нас, мы не смогли его удержать».

Он прав, в тот день надо было сидеть и ждать, по крайней мере пока видимость не улучшится. Только два момента. Кто-нибудь пробовал его удержать? И держать никто не стремился и не пытался (я то уж точно). Все уже устали не физически, морально. Продуктов осталось на день. У многих не было теплой одежды. Мне и Илье надо было на работу. А если бы непогода ещё дня два продолжилась, и всё засыпало окончательно? А тут один день пути по дороге, и ты в цивилизации. Многие бы с такими условиями остались на месте?

Но в походе мы столько времени разбазарили! Мы не только не помогли ему пройти маршрут быстро, наоборот, усиленно тормозили. Мне всегда нравилось, что ходил Серега быстро. Не в прямом смысле (в прямом – он тоже быстро ходил), а - на маршруте над порогами долго не сидел;  на сплаве не часто останавливался, чтобы передохнуть, ноги размять; дневки не любил; всегда хотел реку пройти как можно быстрее, но не в ущерб безопасности, чуть что – чалился и смотрел пороги почти всегда.

А еще плохо подготовились.

 

(23.10.2010) Да, в тот день, конечно, надо было сидеть. Снег с сильным ветром начался накануне, шел всю ночь и весь день. Снег продолжался. Температура была то плюсовая, то подмораживало. Видимость ужасная, освещение размытое, различить рельеф невозможно. Что перед тобой: подъем или спуск, понимаешь только когда шагнешь. Любой альпинист, горник скажет: «Нельзя идти. Нет видимости. Все признаки лавинной опасности». Лавины нас предупреждали. Когда по дороге пересекали то злосчастное ущелье, на нас выкатилась лавина, но не достала, только снегом припорошила. Когда чуть позже поднимались по этому ущелью, уханье снега пробирало до пяток. Шли более-менее правильно (вроде бы), поднимались вдоль лотка, прижимаясь к скалам. Но иногда кто-нибудь уходил поперек склона влево. Ведь по навигатору поднялись уже выше перевала, а его всё нет. Значит он должен быть левее, и мы его не видим из-за тумана. А иногда всей толпой подрезали склон, обходя выходы скал. Как раз под местом схода лавины два раза хорошие траншеи протоптали.

На его день 47-летия был у Ольги, разговаривали о случившемся. Только никак не мог понять, почему он всё-таки вернулся, пошел дальше искать перевал, ведь перевалить уже не успевали, ночевать негде было (альпинисты бы или горники нашли, а мы, привыкшие спать с комфортом…) и все уже пошли вниз. Ольга ответила влёт: «Не мог он по-другому. Всё любил доделывать до конца».

Искать не пошли. Не знаю, правильно сделали или нет. КАК искать, дошло до меня только через полгода в теплой ванне. К этому времени прочитал много статей по лавинам. Надо было взять трубы от рам, искать ими и веслами откапывать, выставив наблюдателей; поисковиков обвязав веревками. Не говорю про то, нашли бы, спасли бы, знали бы где нужно искать, смогли бы в плотной массе пробить для поиска трубами, раскопать, какова вероятность гибели при поиске…  По правилам безопасности, наверное, правильно, что не полезли. Только, если бы это случилось с кем-то другим, у того человека шансы спастись приближались бы к 100%. Серёга работал бы до последнего.

По тому, что сказал патологоанатом после вскрытия: «Вы могли бы дышать, когда у вас горло снегом забито?», можно предположить, что Серёга погиб ещё в лавине, задохнулся. Нашли его в чистом белоснежном снеге. А лавина, когда сошла, выделялась желтоватым цветом, была спрессована почти в бетон, Настин и Шайкин, м.б. еще кто, шли по телу лавины, говорили.  Спасатели предположили, что его выбило поздними лавинами из «своей» лавины, и засыпало еще раз почти на поверхности (капюшон был виден). Сказали, с такой глубины выбрался бы сам.

 

Раскопки

 

Оправдания.

Искали. Когда спускались вдоль лавины. К этому времени совсем стемнело, но ушел туман, облако поднялось, вышла луна, тело лавины было прекрасно видно. Шли и смотрели, иногда останавливались, кричали, но так, на всякий случай. Ведь с ним ничего никогда не может приключиться. Из команды мало кто в состоянии был искать – замерзшие, голодные, уставшие, растерянные. Наутро ущелье не узнали, всё, что могло сойти со склонов – сошло. Выжил бы кто после ночных поисков? Спасатели, сказали, что правильно сделали. Крика никто не слышал, он часто уходил куда-нибудь вперед один, а потому предполагали всё, что угодно, только не его гибель. Страх. До меня наконец-то дошло, что вокруг смертельно опасно. Ещё раз подчеркну, пропал человек, с которым не могло случиться ничего и никогда.

Головы немного включились, мозги начали работать, и дальше мы двигались осторожно, страхуя друг друга в стремных местах.

Почему снаряжение у многих не соответствовало пешке на таких высотах и в такое время, почему поморозились?

Почему были голодные? Часть продуктов основная группа оставила нам в устье Куюкапа. Но раскладка была непродуманная.

Какого черта нас занесло в это ущелье?! Готовиться надо лучше и тщательнее. Начиная с домашней подготовки. Я, многократно ползая по Гуглю-Земле (снимки из космоса), просмотрел окрестные горы, но найти этот перевал не смог. Почему-то даже дороги не увидел. То ли он был закрыт на том снимке облачностью (снимок изменился через месяц после нашего возвращения!), то ли просто не смог найти. Не думал, что это будет так важно, ведь там уже дорога, кто ж знал, что мы её то и потеряем? Когда заблудились, определил координаты, но сказать, где перевал, в какую сторону идти – не мог. Илья не успел закачать в свой навигатор карту местности на этот участок. У него более продвинутый навигатор. В 2009 он по нему, по вбитой карте, замечательно ориентировался. А сейчас он мог сказать только координаты, как и я со своим простеньким. Я изначально покупал навигатор с другими условиями применения. Заранее из Гугля-Земли распечатывал космоснимки с координатной сеткой (та же карта, только с наглядно выраженным рельефом). Зная ГПС-координаты, по сетке легко привязываться к местности. Нам, водникам, помогает еще то, что одна привязка уже есть – лента реки. Если говорить про пешку, лента дороги (иногда и тропы) на снимках прекрасно видна. Но в этот раз дорогу я не нашел на космоснимках дома в интернете. Почему? Шли второй раз, не мог предположить, что не сможем разглядеть, куда пошла дорога.

 

То ущелье. Видна дорога.

 

Серега Уткин откопал в интернете старое описание пешки, с тех времен, когда еще дороги не было, и мы не разобрались в нем. В общем, когда дорога скрылась (дорога во многих местах засыпана камнями, а тут ещё сверху снега навалило, плохая видимость), мы заблудились. Я видел эту дорогу с гребня хребта Джамансу, видел её серпантин подъема на перевал Кара-Арчу. И все понимали, что дорога идет туда, куда нам надо, но потеряв её, вернулись в то самое ущелье. 

 

(22.10.2010) В этот день мы с утра облазили водопад, перед которым накануне остановились на ночлег. Потратили часа полтора, и, хоть и вышли тогда рано, этих часов нам и не хватило, чтобы перевалить. Ближе к обеду похолодало, начался снег, поднялся ветер. Сначала потихоньку. А потом такой, что на склоне уже было тяжело удержаться, и снег слепил. Пришлось вставать на ночевку.

Оправдание. Когда накануне к водопаду подошли, время, чтобы его облезть, еще оставалось. Но тут нормальная стоянка, с дровами. Многие туристы в таких условиях пошли бы дальше? Сомневаюсь.

 

Облазим водопад на Кызыл-Капчигае.

 

 

Дальше идти невозможно. Встаем на ночевку.

 

 

(21.10.2010) Еще накануне мы решили, что Серёга с утра пойдет в каньон Куюкапа искать, встречать вторую половину группы. Он их быстро привел. После соединения группы и обеда пошли по Кызыл-Капчигаю вверх, к перевалу.

 

(20.10.2010) Сегодня по плану, который Серёга составил при разделении группы, другая часть группы с нами или без нас, если мы не успеваем, должна была выйти со стрелки Куюкапа и Кызыл-Капчигая и двигаться к заставе на Уччате. А мы (четверо, кто идет с Джамансу) проснулись ещё над Куюкапом, на хребте. Мы отставали от его графика, до стрелки нам надо спуститься более километра вниз и идти вдоль реки без троп. Был безопасный спуск. К месту подъема на эту часть хребта примыкает гряда, на вид достаточно пологая, чуть дальше примыкает ещё одна гряда. Именно по ней, судя по фотографии – (видно характерное сближение петель двух ручьев недалеко от впадения в Куюкап, в левом верхнем углу снимка, координаты сужения 41° 54¢ 29,12² с.ш. 79° 28¢ 32,68² в.д.), поднималась группа Папуша в 2008, когда бродила по Сарыджазу. По их словам, подъем легкий (см. ниже фото Д.Паршина). Был бы внимательнее, мог бы заранее по этой фотографии и по Гуглю-Земле определить место их подъема, мы могли бы спуститься еще 19.10.2010.

 

 

Серёга выбрал другой спуск, от места своей ночевки. Чтобы крюк не делать, не обходить отрог хребта. Он спустился в каком-то жутком месте, Краш там чуть не сорвался. Нашли приемлемый спуск чуть выше, да и то рюкзаки спускали на веревках и страховались первые метров десять. К обеду спустились к Куюкапу, наконец-то напились вволю. Два дня пили только то, что взяли в бутылочках с Сарыджаза, да снег нашли на хребте.

До стрелки каждый шел сам по себе. Я при переправе упал, потом шел вдоль реки. В какой-то момент понял, что через заросли не пробьюсь, хотя уже видна была галька и расширение долины. Вылез по вертикалке на плато над рекой, невысоко, метра три. Другие вылезли на плато раньше. Подъем там тоже не ах. Да и потом, чувствуется, пришлось им полазить то вверх, то вниз. У меня более оптимальный путь оказался. А ведь договаривались группой идти, не отрываться друг от друга. НС мог бы и раньше случиться.

На стрелке никого не было. Из следов – что-то красное болталось на дереве в устье Капчигая. Оказалось – кроссовок во время паводка на высоте двух метров за ветку зацепился. Завтра надо идти в каньон, искать. Самый быстрый и самый умелый – Серёга.

Если бы они были впереди, мы скорее всего ещё в этот день бы их догнали. Физическая форма была хорошей, хоть жратвы почти не было.

 

(19.10.2010) Когда накануне поднялись на хребет, Серёга сразу сказал, что путь вниз нашел. Только сразу к Куюкапу не спуститься, гребень вроде не крутой, но полно обрывов метра по три-пять. Сначала пойдем вниз по ложбинке по направлению к ГМС, потом по второй ложбинке справа по ходу вверх опять на хребет (его правую ветвь). С утра я всё-таки прошел по хребту в сторону верховьев. Дальше виднелось понижение в хребте, но для разведки времени нет. Гребень действительно не для нас.

 

Места спуска с хребта. Видны наши следы вверху в центре на снегу.

 

Спуск очень крутой, опасный (см. фото выше). Нужную ложбинку наверх не пропустили.

 

 

Здесь мы поднимались. Серёга поднимался слева (по ходу) по скалам.

 

На подъеме шел по следам волков, козлов, снежных барсов. В нижней части - заросли колючек. Серёга полез в лоб на отрог хребта. Ночевал отдельно, на пологом широком ответвлении хребта (на фото – за возвышением хребта сзади палатки), с которого потом спускались. Мы втроем спали на хребте, не успевали дойти до него. Один вход в палатку выходил на обрыв. Чтобы не сдуло, палатку прижимали рюкзаками. Спуск 790м, подъем 330м.

 

 

(18.10.2010) С места ночевки поднялись на хребет. Этот хребет отходит от хр. Майбаш, доходит примерно до точки, где мы ночевали, а дальше широко спускается несколькими отрогами к Сарыджазу, не давая отвесными скалами пройти от Джамансу до Куюкапа (по крайней мере без альпинистского опыта). Крайний нижний (по реке) отрог спускается к Джамансу. В нем как раз «Глаза». Крайний верхний (по реке) – подходит к устью Куюкапа. Эти отроги закрывают долину ГМС со всех сторон (с одной – река). По левому берегу можно пройти от начала долины почти до третьей щели. (Подробнее в отчете москвичей).

Подъем 1060м, спуск 155м. Мороз.  

 

Стоянка на хребте Джамансу.

 

(17.10.2010) С утра сходили на разведку. Прошли с Серёгой вверх по р. Джамансу, поднялись на возвышенность. Осмотрели склон хребта (так и будем называть его – хр. Джамансу), через который потом и полезли. Хорошо был виден путь по правому берегу Сарыджаза - пологий подъем от правого притока, китайской реки Кичик-Караичкису, на хребет Кокшаал -Тоо, продолжающийся за Сарыджазом. Было видно, что он ниже (на километр, это я по космоснимкам ещё дома посмотрел) и явно легче, положе. Спуск правда не очевиден, наши предшественники опасно спускались, но кто-то из них нашел простой спуск (информации по нему нет и сейчас). Серёга выбрал более тяжелый путь. Потому что просто не нагулялся по горам.

 

 

Здесь мы поднимались на хребет

 

Для своего успокоения спустились ниже устья Джамансу, посмотрели поближе подъем через Китай, через Кокшаа-Тоо. Вернулись в лагерь, разобрали каты, пообедали, собрались, взяли воды с собой. Ещё успели подняться на 960м.

У Серёги начали разваливаться кроссовки. Обматывает их скотчем.

Ужинали всухомятку (из жидкого был только кетчуп).

 

(16.10.2010) Встали, позавтракали пораньше, чтобы в 8-00 выйти, как договаривались, на связь. Поднялись к «Глазам». Вдали видны люди на нашем берегу. Рация молчит. Два часа попыток связаться – и тишина. Шайкин без рюкзака, без снаряжения. Надо сообщить оставшимся о планах. Серёга говорит, что по правому берегу можно дойти до правобережной группы (Уткин, Буслаев, Настин), оттуда можно и докричаться до левобережной (Самохин, Лапшин, Золотухин).  Чтобы перебраться на правый берег, решили подняться на кате вверх по реке.

Почему мы решили плыть вверх по реке? Не могу ответить.

 

 

Помучавшись, поднявшись через два переката, не смогли преодолеть третий. Вернулись на свой берег, спокойно и быстро подняли кат наверх, спустили к реке под «Глазами» (см. фото выше), перечалились. Серёга побежал к группе по жуткому склону. Рассказал всем о планах. По дням. В какой из дней где они должны быть. Как лучше добраться к устью Куюкапа. Договорился о доставке Шайкиновского рюкзака. Его сбросили в реку, мы выловили.

Почему на связь не выходили? Из-за этого был потерян еще один день.

Почему не воссоединились с группой по Серёгиному пути? Рассматривали этот вариант для нашего выхода. Серёга сначала говорил, что там пройти можно только без рюкзаков, потом – что и без рюкзаков не пройдем, только он. Думаю, он уже тогда готовил всех к пешке по горам. С веревкой там, похоже, можно пройти, по крайней мере без рюкзаков, их можно веревкой перетянуть. Мы, конечно, повели себя апатично и безынициативно (только Шайкин попытался Серёгу сопровождать) и все приняли слова Серёги, но Серёга всё равно настоял бы на своём варианте. В тот момент ничего криминального в этом решении не было.

В этот день времени на разведку уже не хватило.

 

Глаза

 

(15.10.2010) Сложный был день. «Золотой ключик» - сложный порог на S- образном повороте.  Да ещё вода большая, среди валов, бочек, сливов трудно запомнить линию движения. Илюхин кат лег. Опять обошлось, все на берегу.

Собрались все перед «второй щелью» в гроте для проводки препятствия. Каты там надо проводить вертикально на боку, их не разгружали. Стенки там вертикальные, но все «изъеденные», по ним, как по ступенькам, подняться можно. Лучше бы разгрузились, а после щели спокойно зачалились бы и снова рюкзаки привязали.

Почему не разгрузились? Пронадеялись на свою силу и умение? Знать бы заранее. Не всегда ведь надо разгружаться. Поторопились, не продумали, не подумали заранее. Решили, что так получится быстрее.

Наш кат - четверку проводили последней. Не удержали, он перевернулся. Когда Шайкин спустился, чтобы привязать веревку, чалку как бритвой обрезало об острый камень. Ниже стояли и смотрели Краш, Уткин, Буслаев. Даже без спасконцов, а надо было Сереге с Пашей страховать с ката, а Краш спасконцом (Никаноров помогал в «Щели»), ведь кат не в рабочем положении, по нему человек скачет. В общем, кат с Шайкиным ушел, не поймали.

 

 

Ниже, перед «Третьей щелью» можно было кат зачалить, Андрей вылез на берег, но, поскольку на чалку мы привязали какую-то бельевую веревку, удержать кат не смог. Две двойки, сначала Уткин-Буслаев, хотя «третью щель» не просмотрели, потом Никаноров-Краш, поехали догонять.

Оставшиеся долго ждали кого-нибудь, чтобы согласовать наши действия. Появился Шайкин, сказал, что все собрались в «третьей щели», Краш ушел вниз с катом. Шайкин сразу после разговора ушел вверх по течению, я его остановить не успел. И в лоциях читал, и при просмотре видел, что там небольшой участок, где можно ходить вдоль реки, ограниченный скалами с двух сторон. Опять долго ждал, думал, Серёга должен подойти, организовать нас. Потом решил переправляться, и с Серёгой спокойнее, и вещи в «третьей щели» торчат. Как раз Шайкин вернулся, подстраховал нас с Настиным.

Почему он не подошел к ребятам в «Щели», не помог? Через него можно было и связь держать.

Почему я так долго думал? Безынициативность, расслабуха, потеря концентрации, надежда, что кто-то всё решит за тебя.

Почему Серёга как руководитель сразу не стал организовывать совместные действия? Он хоть делом был занят.

На мужиков вышли сразу. К этому времени наш кат был зачален в улове ниже щели. Двойка Уткина намертво застряла в щели. Все вещи были подняты на самый верх. Это Серёга вылез по гладким, мокрым вертикальным скалам наверх. (см. фото ниже)

 

 

 

Фото вниз по течению. По скалам справа от катамарана Серёга пролез без страховки. Высота передана не полностью. Площадка значительно выше

 

Успокоили Серёгу по поводу Краша, но оставлять его одного он не захотел, сразу стали готовиться отплывать на поиски. Почему не взяли на четверку Настина (четвертый в этот день (ночь) на сплаве бы не помешал. Если бы пришлось идти ниже, втроем было бы проще)? Серёга сказал ему: «Присмотри за мужиками». Но он не вписался в коллектив, по крайней мере он многих раздражал, и как-то влиять на решения не мог. Мог больше работы выполнять.

Спустили рюкзаки на нижнюю площадку (она в метрах 15 над водой), почему-то не взяли сразу рюкзак Шайкина. Оттуда сначала Серёга спустился по веревке на кат, принял рюкзаки. Потом спустился Шайкин. Пока спускали рюкзаки и спускались сами, стало темнеть. Когда Андрей слазил на кат, веревка соскользнула, и он упал в воду. Никаноров помог забраться на кат. Я кое-как закрепил веревку за гладкий невысокий клык (пришлось долго искать). Спускался по натянутой веревке, если бы снизу её ослабили, тут же бы соскользнула, и полетел бы вниз как Шайкин. На кате собрались все, когда уже совсем стемнело, Серёга вёл нас по памяти и по слуху, почти на ощупь.

Почему пошли в темноте? Ответ смотри выше: «Не мог он по-другому. Всё любил доделывать до конца» и за друга боялся. Поэтому и бегал по ущелью полночи, Краша искал.

А мы его нашли случайно и сразу.

 

(14.10.2010) Пусто день прошел. Часа два народ ремонтировал каты после «первой щели», и расслабились. В этот день уже никуда не пошли.

Почему? Расслабились.

С Серёгой сходили вдоль каньона. Посмотрели поверхностно, тактику не продумывали, «щели» толком не видели.

Почему? Переоценка своих сил, недооценка реки.

Оправдание. Но ведь прошли же позже две двойки без разведки. И если бы не происшествие с веревкой, прошли бы и мы.

Сходили к ГМС, погуляли по долине, дошли до скал в начале долины. Дальше до Куюкапа идут отвесные скалы, и к его устью надо идти по другому берегу. Серёга тут же придумал, как проще сделать при выходе через Куюкап. Один кат не разбирать, перенести к этим скалам, река здесь спокойная. Переправить весь народ, пройти до устья, переправиться там. Когда у «Глаз» говорил группе о планах (16.10.2010), описал им и этот вариант. По-моему, они им и воспользовались. Вечером все вместе обсуждали тактику прохождения каньона Джамансу, но толком ничего не придумали. По крайней мере на следующий день стали тупо пробиваться вниз, тактику прохождения каньона как связки препятствий, не придумали. Почему? Мы плохо посмотрели. Плохо думали. Не прислушались к Настину. Наверное, ещё расслабуха сказалась, потеря концентрации.

Потом, уже в Бишкеке, с Крашем обсуждали, как надо было проходить каньон «Джамансу». Придумали. Надо было в этот день всё-таки идти. Только не соваться далеко в «Джамансу», а на разгруженных судах пройти «Золотой ключик», перебраться за «Вторую щель», там есть где оставить каты. А уже на следующий день проходить за «Третью щель» к устью Джамансу. Ближе всех к этому варианту изначально был Настин.

Почему его не послушали? Надо уметь так выражать свои предложения, чтобы они были понятны другим людям. А еще, у Настина не получилось вписаться в коллектив, поэтому к его словам плохо прислушивались.

 

(13.10.2010) В этот день, пожалуй, и началось в походе как-то не так.

Прошли несколько порогов до Куюкапа, проскочили Куюкап, прошли еще несколько порогов и выскочили в долину, где стоит заброшенная гидрометеостанция (ГМС). На этом участке растянулись. Краш и Серёга впереди, далее, значительно отстав, мы, четверка. Потом, также значительно отстав, двойки Самохин-Лапшин и Уткин-Буслаев.

И место примечательное, и наконец-то такой простор после узкой долины реки, каньонов, и не отдыхали давно, и где-то впереди «Первая щель» должна быть – почему Серёга и Краш не остановились?

Мы пошли за ними. Когда наша четверка втянулась в каньон, я точно вспомнил фотографии предыдущих групп – впереди щель! Предупредил всех, что сейчас будет северный пушистый зверек. Может быть поэтому были готовы к чалке и смогли в конце концов зачалиться. Первая двойка появилась неожиданно, стояла в улове за выступом отвесного левого берега. Мы уже почти встали чуть ниже них, осталось дружно сделать два прямых гребка, как Андрей Золотухин (правый задний) делает подтяг и нас выкидывает на струю. С трудом зачалились в следующем улове. Остальные двойки, не успевая заметить Краша с Серёгой и зачалиться ниже нас, влетали в прижим, переворачивались и уходили в «Щель».

Почему Андрей сделал подтяг? Непонимание динамики, принципов движения катамарана. Если бы зачалились возле первой двойки, нас было бы лучше видно, у других двоек было бы больше времени и места на чалку.

Опять обошлось. Все уплывшие встретились в «Щели», подъем от нее и из уловов несложен. Всё вытащили на высокий берег, над «Щелью» большая ровная площадка. Каты получили небольшие повреждения, экипажи приступили к починке. Так было потеряно полдня.

 

 

Спасработы в «первой щели»

 

(12.10.2010 – 05.10.2010) В общем-то ничего интересного. Приехали. Построились. Пошли. Были перевороты, страховались. Не выходя из графика, динамично дошли до Куюкапа…

 

(05.10.2010 - …..) Была подготовка к походу. И, по-моему, именно отсюда идут начала несчастий.

            Подготовились плохо.

            Лоцию мало, кто читал.

            Илья раскладку сделал тяп-ляп, Серёга Уткин её на коленке переделывал. Запаса по продуктам не то что не было, на один день не хватало.

Было ощущение, что наряду с основной целью – пройти Сарыджаз, у всех в команде были свои цели, типа отдохнуть. Отсюда желания встать пораньше на ночевку, устроить дневку-полудневку. (Правда, Краш считает, что дневки нам бы помогли восстановиться и физически, и морально. Но ведь были полудневки, отдыхали. Я лично не считаю необходимым устраивать в походе дневки). В походе нужно отдыхать за счет резкой смены деятельности, голова должна отдыхать от городских проблем, и заниматься простыми и насущными: пройти порог, поесть, поспать…

            12 переворотов на реке – это перебор (хотя два последних в «третьей щели» можно не учитывать, вынужденные). В 2009 Серёга в подобной ситуации ушел с реки после Уччатского каньона. В этот раз стремился во чтобы то ни стало дойти до конца. С другой стороны, почти всегда перевороты были какие-то рабочие, не скажу, что опасные. Страховка срабатывала. Со временем к переворотам начинаешь относиться как к части похода, рабочему моменту.

            К походу в условиях высоких гор готовы не были (Не было теплого снаряжения в достатке, не было даже теоретических знаний о ТБ в зимних горах. Выступили при плохой погоде, очень плохой видимости, высокой лавинной опасности. В нескольких местах подрезали склон. Мы не знали признаков лавиноопасности, наиболее вероятных мест нахождения пострадавшего в лавине, методов поиска пострадавшего в лавине).

            Материалы по походу тщательно не изучались ни руководителем, ни членами команды.

            Руководитель организовывал поход, не контролируя выполнение поручений, готовность группы. Не просчитал возможные риски. Не был готов к походу по зимним горам, как и вся группа (не было у нас такого опыта). Не предупредил о жесткости графика движения.

            Оправдание.

            И всё-таки – это несчастный случай. Мы не раз готовились примерно так же, совершали подобные ошибки, и всё заканчивалось хорошо. Раздолбайство покрывалось опытом, везением, усиленной работой на маршруте. И здесь преодолели практически всё. Остался последний рывок, но непогода, цейтнот, пришлось находиться в условиях, в которых никто из нас не бывал… Не хватило времени дойти и мозгов, чтобы вовремя остановиться.  Чаша терпения у судьбы переполнилась. Могли бы остаться там все, мог любой из нас.

Всё, что выше написано, яркий пример, что мелочей не бывает. Никогда не знаешь, какая мелочь сыграет решающую роль.

На некоторые вопросы, почему сделали так (или не сделали), человек ответить не может. Часть вышезаданных вопросов относится к этой категории.

 

            У Ильи Батракова было интервью со старым нижегородским туристом Евгением Юрьевичем Анишевым. Из 1,5 часовой записи он специально выделил ответ на вопрос о слагаемых успешного похода. Анишев, не задумываясь, самым важным назвал группу, коллектив. Затем подготовка маршрута руководителем - от целей до мелочей. Потом уже - материально-техническая подготовка. И четвертое важное слагаемое успеха - уметь экономить время, тратить его эффективно, не терять на утренних сборах и т.п.

            По большому счету, мы облажались по каждому пункту.

            Четверка была ослаблена Золотухиным. Как уже говорил, понимания катамарана нет. Лентяй. Когда общался с ним по телефону, он правильно описывал необходимые действия при прохождении порогов, в реальности – всё плохо. Причем имеет большой опыт и к замечаниям не прислушивается. Как ни странно, в коллектив вошел нормально. Надо было брать Серегу Мельникова, но я уже договорился с Андреем Шайкиным на место правого переднего, а сзади Мельников не сидел. И руководитель был против.

            Разнонаправленность целей членов группы. Было ощущение, что многие поехали в отдыхной поход. И разобщенность группы… Задача руководителя не выполнена.

Сам Серёга очень много работал в походе. М.б. отчасти мы и расслабились поэтому, ведь он прёт и прёт, пашет и пашет. Можно отсидеться за его спиной.

            Подготовка. Руководитель подготовкой маршрута не заморачивался. Большой опыт организации и проведения сложных походов. Большая самоуверенность (он знал это за собой, но ничего не мог поделать). Шли второй раз.

            Плохо подобранное снаряжение, обувь, плохая раскладка, плохое изучение материалов предшественников, плохое выполнение поручений, плохая пеше-горная подготовка (теоретическая). Руководитель, опять же, не проконтролировал.

            Материально-техническая подготовка. Когда мы думали, какую брать четверку, был выбор между той, что полегче, но ПВХ-ткань менее прочная, и той, что попрочнее, но тяжелее. Взяли ту, что полегче, т.к. думали в первую очередь о пешке, будто мы уже стоим на Джамансу, а надо было думать, как надежнее, а значит безопаснее дойти до Джамансу. В данном случае получилось удачно, кат сплав выдержал и был оставлен на Джамансу. Могли много времени потерять на ремонте.

            Одежда и обувь у многих была несоответствующая погодным условиям. Отсюда обморожения, бОльшая усталость, некомфортность, неуверенность. Одна из причин, почему Серёга не стал ждать.

            Рации и навигаторы оказались пустыми игрушками, потому что к ним не были приложены головы и руки.

            Обычно договариваемся, что за катамаран (сам кат, его экипаж, личное снаряжение экипажа) отвечает экипаж. Опыт показал, что этого недостаточно. Нужен контроль руководителя.

            Время. На сплаве было несколько моментов, когда можно было продвинуться чуть вперед, и тогда следующий день лучше разложится, и получится сэкономить время (потратив час, можно сэкономить почти полдня на следующий день). Но у нас и так был жесткий график, мы его выдерживали до определенного момента, и эти случаи на поход не повлияли. А вот начиная с 13.10.13, время разбазаривалось по разным причинам. Передовая двойка не остановилась там, где должна была, и потеряли полтора дня. Позже не получилось связаться по рации, и потеряли еще день. На пешке пропустили легкий спуск и потеряли полдня. Часть группы не выполнила распоряжения руководителя, не выдержала его график, и было потеряно еще полтора дня! А не хватило двух часов.

 

            Приходится самому себе напоминать прописные истины (по крайней мере, при анализе похода 2013 года на Башкаус, оказалось, что у меня некоторые ошибки повторились).

Нельзя разделяться, ходить в горах по одиночке. Опыта одиночных походов у нас нет.

Нельзя смотреть на пороги и, тем более, на связки порогов, с позиции: «А… Всё равно пройдем».

Нельзя не страховать, если на реке кто-то находится не в штатном положении (на перевернутом катамаране, не в стременах, неполный экипаж…), особенно если дальше – порог, каскад порогов, просто ж

Нельзя сплавляться в сумерках, в темноте.

На сплаве надо всем находиться в пределах досягаемости, возможности подать сигнал.

Надо учиться правильно грябать и выбирать правильную линию движения.

Надо иметь запас по дням.

Надо иметь запас по продуктам.

Снаряжение брать только хорошее и с расчетом на более тяжелые условия.

Всем надо активно участвовать в подготовке и в проведении похода.

На катамаране должна быть причальная веревка.

Надо тщательно обдумывать решения.

Надо уметь так выражать свои предложения, чтобы они были понятны другим людям.

Надо прислушиваться к мнению других людей, даже если они тебе не очень приятны.

Нельзя в одну кучу валить сложный водный поход и сложный (для нас) пеший.

В походе нельзя терять концентрации, расслабляться (еще одна причина, почему дневки не люблю. За день и «чувство воды» уходит, и река может измениться, худший вариант – подъем воды).

Поход заканчивается по возвращении домой, ну или в цивилизацию (у альпинистов часты НС при спуске с горы или подходе к маршруту).

Нужно дословно понимать слова и выполнять приказ руководителя. Приказы отдавать так чтобы твои слова были поняты, и поняты однозначно.

Руководитель должен больше внимания обращать на взаимоотношения в группе, не допускать антагонизма.

Руководитель сразу после ликвидации непосредственной угрозы должен собрать группу и организовать.

Очень много нарушений ТБ в горах. Мы нарушали прописные истины поведения в горах. По одному уходили от группы, не восприняли угрозы лавины, не знали признаков лавинной опасности и двигались в таких условиях. Не раз подрезали лавиноопасный склон. Не страховали друг друга в опасных местах

 

Получилась история в стиле: «Если бы здесь сделали так, то всё закончилось бы прекрасно». Но уж слишком много таких мест, где приходилось бы так говорить.

Оправдание. Может показаться, что в поход пошли полные неумехи, и команды совсем не было. Это не так. И поход  «получился», и обстановка была рабочая, и перевороты в общем-то не криминальные были, и страховка везде сработала. Конечно, огрехов было много. Даже мелкие, если бы не случились, могли бы кардинально изменить итог. Но признайтесь себе, часто вы так досконально готовитесь к походу, что учитываете всё? Можно ли учесть всё? Часто вы тщательно анализировали свои поступки, действия после похода?

Максимов Александр

 

 

 

Старая граница СССР-Китай (розовая полоса) - это хребет Кокшаал-Тау. Сейчас граница Киргизия-Китай на участке восточнее Сарыджаза проходит по хр. Майбаштау, далее - по Кокшаал-Тау.

 

Хребет Джамансу, по которому мы лезли, отходит от Майбаштау и примерно от отметки 4020 отрогами спускается к Сарыджазу от Куюкапа до Джамансу.

Кызыл-Капчигай течет от пер. Караарча.

Р. Джамансу заключена между хребтами Майбаш и Джамансу. В километре ниже её с китайской стороны впадает р. Кичик-Караичкису.

 

 

Схема района пешки. Желтая линия в правом нижнем углу – граница Киргизия-Китай.

 

 

 

Схема пешки 17-20.10.2010

 

 

 

Схема пешки 19-21.10. 2010

 

 

 

Снимок местности пешки от стоянки 20-21.10.2010 до пер.Чичор. Тропа идет вдоль Кызыл-Капчигая то по одному берегу, то по другому. Выйдя в расширение долины с впадающим ручьем, увидели слева по ходу дорогу, взбирающуюся на Чичор. Дорога хорошо видна на космоснимках Гугля-Земли при увеличении.

 

 

 

Снимок местности пешки от пер. Чичор до 23.10.2010. Видна дорога. «Лавина» - место схода лавины. «МГН» - место обнаружения тела.


Дополнительная информация
Дата размещения:16.04.2014
Уровень доступа:Всем пользователям
Статистика
Суммарный рейтинг:50
Средний рейтинг:5
Проголосовало:10
Просмотры:1485
Комментариев:1
В избранном:1
Голосование
Зарегистрируйтесь, разместите свои материалы, и вы сможете принять участие в голосовании
Комментарии
Александр Серебровский Александр Серебровский 16.04.2014 19:42:31
0
+0 -0
Полностью подписываюсь под выводами .... только часто возникает: недобор в группе, недостаток опыта, лимит времени, недоверие к руководителю, неизученные риски и т.д. и т.п., но мы все равно упрямо нехотим этого замечать. Потому, что иначе вообще ничего ... парадокс: идти нельзя,  не идти - не можем.
Добавить комментарий
Зарегистрируйтесь или войдите , и вы сможете добавлять комментарии