Приключения на далеком севере. Повесть III. Мокрая Сыня

Информация об авторе
Doctor Morton
Нижний Новгород
Дата регистрации: 18.06.2010 19:40:20
Предыдущий визит: 06.12.2016 21:27:29

Автор: 
Регион:Приполярный Урал
Туризм и путешествия:Водный, Пеший
Дневник третьего похода по Приполярному Уралу, маршрут которого включал подъем по реке Харута (бечева), пеший переход через Уральский хребет по рекам Няньворгавож и Мокрая Сыня и сплав по Мокрой Сыне и Сыне до Овгорта.

Приключения на далеком севере

Повесть III

 

Мокрая Сыня - 2002

 

Маршрут:

 р. Харута (бечева) – пешком через Урал по рекам Няньворгавож и Мокрой Сыне – сплав по Мокрой Сыне и Сыне до Овгорта


г. Нижний Новгород

 

 


 

 

Дорога, дорога…

Эх, Вася! Ну ты и Вася!

(школьная поговорка)


27.07

Как бы начать? Ничего путного (тем более оригинального) на ум не приходит. Наверное, потому что все произошло достаточно прозаично, даже несколько скучновато. Все пришли на вокзал вовремя, никто не опоздал. Спокойно погрузились в ставший почти родным 386-й поезд «Нижний – Воркута», даже в тот же 2-й вагон. Поехали! Никто ничего не забыл. Проза!

Команда почти та же: Попеновы, Дмитриевы, Телегин (Николаич) и вновь присоединившийся Сергей Уткин. И все же: «Чего-то не хватает!» - «Не чего-то, а кого-то! Гриши не хватает». Ну, значит, поход пройдет без травм.

Едем, время неторопливо идет за уничтожением стратегических запасов сухого вина и пива. Не смущает даже соседство вагонного туалета: ближе бегать. Незаметно прошел день и вечер. Погода жаркая. Заколоченное окно пришлось открыть с помощью шанцевого инструмента, так как проводник сделать этого сам не смог (скорее не захотел).

После принятия изрядной порции напитков пошли жаркие споры. Темы все те же, вечные: о погоде, об охоте, о …., ну и так далее. Среди этого гвалта внезапно раздается тихий задумчивый голос Николаича: «Лишь бы ловилось!»

 

28.07

За окном уже Коми. Погода по-прежнему жаркая. Это даже настораживает, уж больно все необычно. Опять – фраза дня: если дым от костра поднимается кверху, значит сейчас хорошая погода (см. Повесть II). Не более. Ближе к Печоре небо начинает покрываться тучами, и, наконец, пошел ливень с грозой. Вот это уже ближе к тексту!

Продолжаем пить пиво. Вовка на верхней полке грызет семечки, которые лежат в моей «собачьей» миске (для неграмотных объясняю - это самая легкая, удобная и небьющаяся туристская посуда – алюминиевая банка из-под маринованной кильки советской эпохи).. Порывом встречного воздуха миску выдувает в окно. Трагедия неописуемая! В Печоре под дождем бегу в магазин. Удивительно: рядом с вокзалом круглосуточный хозяйственный магазин, а в нем – хорошие пластмассовые миски. Купил. Цена миски для Вовки – мыть мою посуду весь поход (забегая вперед, скажу, что это не осуществилось).

За Печорой пошли знакомые места: реки Косью, Кожим – воды в них мало, что настораживает – как будем подниматься по Лемве?

Инта, знакомый вокзал. Анатольич сбегал позвонить домой старым испытанным способом (см. Повесть I).

 

29.07

2 часа ночи. Белой ночи. Станция Абезь. Выгрузились. Странно, дождя нет, но небо в тучах. По знакомой дороге пошли через поселок сразу к Усе ждать Василия Самсоновича (см. Повесть II), с которым предварительно договорились о заброске на Харуту. Время на часах 2.30. После бесцельного сидения, хождения и лежания поставили палатку на травке прямо на берегу Усы и залегли спать. Потом захотелось есть. Сварили завтрак, заполнили свои ненасытные утробы.

На берегу стоит катер с молочной баржей. Катер, похоже, сломан. Около 7 часов утра появились местные жители, подтвердившие эту версию. Василия на горизонте не видно.

Вскоре появился шкипер катера, все тот же Миша, Михаил Миляев. Узнали друг друга, поговорили о житье-бытье. Катер сломан, и надолго. По крайней мере, сегодня не пойдет. Подошел матрос Володя: «Вы не Василия Самсоновича ждете?» - «Точно, его". Как оказалось, Володя – его зять. Да, тесен мир. Володя подтвердил, что Самсоныч письмо наше получил и собирался нас встретить если не в Абези, то у Каджерома.

Около полудня сверху пришел второй катер с молочной баржей. Шкипер Акимыч – мордвин из Саранска. Погрузились в баржу, нагруженную пустыми бидонами и с неистребимым запахом коровьего … навоза, к которому (запаху), впрочем, быстро привыкаешь. Пьяный шкипер ведет катер, словно слаломную байдарку. Впрочем, это обычное дело в этих местах.

Уса – полноводная река, ветер сильный, но попутный. Входим в Лемву. Воды по сравнению с прошлым годом мало, открыты все прибрежные отмели, перекаты едва проходимы. «Возвышенное» состояние не мешает Акимычу вести катер, ни разу не посадив на мель. Дошли до Каджерома (Нижняя дойка). Отдали 300 г технического спирта в качестве платы за проезд.

Самсоныча нет. Наверное, на сенокосе. Уговорили Акимыча за 300 р. довезти до Юсьныры. Довез.

Юсьныра – 2 балка для рабочих. Стоят мужики из Абези – трактористы на сенокосе. Попросили отвезти их на моторках в Епу. Отказались, ссылаясь на нехватку бензина. Кто-то из наших в разговоре упомянул имя Самсоныча. Сразу выяснилось, что бригадир трактористов – родственник Василия, а другой рабочий – его еще один зять (всего у Самсоныча 5 дочерей, из них 3 – замужем). Отношение к нам резко изменилось. Мужики пообещали вечером после работы отвезти нас в Епу на двух лодках. Мужики пообедали и ушли работать, а мы на их костре стали варить обед и даже успели поесть. Только поели – едет Самсоныч на странном плавсредстве: связал кормой две «Казанки», на нос одной из них повесил деревянный транец с мотором. Получилась длинная комяцкая пирога, в которую мы и погрузились. Резво пошли. Узнаем места, по которым шли в прошлом году. Воды меньше примерно на метр. Если бы сейчас пошли бечевой, то, не напрягаясь и без всяких переправ, дошли бы до Епы по одному берегу. Кстати, Верхняя дойка по-другому зовется «3-й участок». До Епы дошли за 40 минут.

В Епе Самсоныч пригласил к себе в гости. Добротный рубленый дом, огород, хозяйство, жену зовут Мария Николаевна. Выпили «Черноголовки» (наша), закусили малосольным хариусом (Самсоныча), поговорили за жизнь. Две младшие дочери Василия: одна учится в Инте, другая в школе в Абези.

Пока сидели в гостях, погода испортилась. Вышли в 20.00. сразу же начались перекаты и поломки мотора. Раза три ремонтировались. Самсоныч под хмелем твердой рукой ведет лодку. Темнеет, время к полуночи. Еще светло, но идти в сумерках негоже. Все уже устали и продрогли, мужики начинают ворчать и даже откровенно возмущаться, требовать остановки на ночлег. Самсоныч молчит, на уговоры не поддается, твердо гнет свою линию. Я-то догадываюсь, куда он ее гнет. Точно, дошли до избушки напротив устья Харуты, которую (избушку) Василий показывал в прошлом году. Когда мужики узнали, докуда мы дошли, были удивлены. Далее Василий, у которого мотор совсем сдох, наотрез отказался везти. Кроме того, говорит, в Харуте мелко.

Прощание было не очень приятным: Вася заломил цену несусветную – 1700 р., на что мы твердо показали фигу. В итоге сошлись на 1400 р. + 1,5 л спирта + 20 патронов. Я, думаю, мы его не обидели (и даже очень). Далее все, как в прошлом году: пьяный Василий уплыл вниз по течению, тщетно пытаясь завести окончательно сдохший мотор.

Мы остались под дождем в избушке, набитой комарами. В конце концов, поставили палатки, и в начале третьего часа (это уже 30-го) утра залегли.

 

 

Не ходите дети… против течения

Шастают тут по мытому

(каратистская поговорка, журнал «Кэмпо»)

 

30.07

Утром идет дождь, примерно до 10.30. В конце концов, я вылезаю из палатки, надеваю плащ, и после долгих попыток вместе с Юрьичем (Сергей Уткин) разводим огонь. Варим завтрак.

Народ поднялся, подкрепился. Жить стало лучше, жить стало веселее. К тому же и небо прояснилось. Сделали раму для одного катамарана. Собрали, надули. Крейсер оказался больше, чем прошлогодний (Николаич его за зиму перешил в большую сторону), а народу меньше. Пообедали и в 17.00 вышли.

Переправились через Лемву, пошли по правому берегу* до устья Харуты (500 м). Катамаран с полной нагрузкой идет хорошо и даже не тонет. По обнажившемуся галечнику вести его на бечеве одно удовольствие. В 100 м выше устья на Харуте парни увидели на дереве тетерку. Очень тихо, едва дыша, чтобы не спугнуть, достаем и собираем ружье. Вова тщательно прицеливается… Ба-бах! Птица камнем падает вниз.

Места знакомые, только идти легче – отмели на каждом повороте. Переправы происходят без проблем. Шли 3 часа до Осыпной горы. Ужин: 50 г спирта, гречневая каша и рагу из тетерева.

 

31.07

Последний день июля начался с 20-минутного дождя. T= +10°, тучи, северный ветер. Подъем в 7.40. Выход в 9.30. Вода прибыла за ночь на 30 см и продолжает прибывать.

Идем быстро, быстрее, чем в прошлом году. Переправляемся с берега на берег часто, чтобы идти по отмелям. По ходу дела вспоминаю прошлогодние ориентиры. Ну что ж, неплохо, почти все запомнил, как будто вчера ходил. Вова идет впереди с ружьем и палит во все, что летает и плавает. Как из зенитки, палил по утке, не попал, зато грохнул другую.

Обед у острова Орласимади, 13.30 – 15.50, почти на том же месте. Собственно, это на карте остров, а на местности – левая протока давно закрыта на входе, остался только длинный залив, в котором много птицы. Пока варился обед, я, Вова и Дима поехали в залив, подстрелили утку.

Прошел короткий дождь с грозой. Быстро прошли первый разбой, далее дождь пошел с интервалом в 15-20 минут. При подходе к Зеленой горе влезли в левую протоку (в прошлом году шли по правой), проскочили старое место стоянки на отмели (к счастью). Встали прямо напротив горы на стоянке Большаковых. В ужин утиное рагу с гречневой кашей и салат из зеленого лука (ну и спирт, естественно).

 

1.08

Утром +7°. Вода поднялась еще на полметра. Вот бы нас сейчас на отмели и залило! Все прибрежные отмели залиты. Холодно, северный ветер, моросит дождь. Выход в 10.30. Идти тяжело: завалы из бревен, кусты по берегам, заболоченные заливы- курьи. Но дорога кажется легче, чем в прошлом году: все знакомо, кроме того, катамаран легче – везем только 6 рюкзаков, а не 8.

Четко привязываемся к карте (спасибо Володе Мамочкину).

Обед 14.30-16.20 чуть выше аналогичной стоянки прошлого года и на правом берегу, а не на левом. Стояли в лесу под елями. Видели большую белую полярную сову, которая сидела на ветке и жутко мигала огромными глазами.

Далее пошел разбой в районе Воравожа. Пошли опять влево (т.е. правой короткой протокой). Устья Воравожа не видели, он впадает в левую, длинную протоку. Прошли разбой. Дошли до обрывистого левого берега. По пути Вова подбил 3 утки в курьях по правому берегу. Встали на ночевку чуть выше прошлогодней стоянки Где-Телегин-Прожег-Сапог. Здесь на возвышенном правом берегу старая стоянка (опять Большаковых). На подходе к стоянке нас встретил Мамочкин. Он со своими москвичами стоит выше нас.

Вечером традиционное утиное рагу с гречкой, салат из зеленого лука, шило.

 

2.08

Выход в 11.00. t=6° утром, 10°- днем. Зашли к Мамочкину. Они с 20 июля идут от Абези (т.е. по 5-7 км в день). Идут вчетвером на двух байдарках. Не охотятся, поймали 2 хариусов. Вода поднимается, а они идут очень тяжело, уже «съели» более половины отпуска. Так что, по-видимому, пойдут вниз.

Весь день без перерыва идет мелкий моросящий дождь. В 13.00 подошли к первым скалам. Далее идти легче – река течет одним руслом, только переправляйся у прижимов. Вода поднялась от среднего уровня примерно на 1,5 метра (выше, чем в 2001 г.). Обед сделали в 2 км выше «Крымской» стоянки (Олений остров по Гроховскому) на левом берегу, 15.00-16.30. Ночевка на острове перед крутым поворотом направо, за 1 км до «хариусного» места. Встали в 20.45.

 

3.08

t= +10°, без дождя.

Встали рано, вышли в 9.45, что необычно рано. За 2 часа добежали до Колокольни, и даже без приключений. На прошлогодней «хариусной» шивере пробовали ловить. Ноль! Полный. Вместо шиверы - ровный гладкий поток. Уровень воды выше прошлогоднего метра на полтора. А ведь Николаич в прошлом году говорил, что вода высокая.

В 12.10 подошли к Дому Художника. Никого нет. Встали на обед. После долгих размышлений решили здесь закончить волок, так как подниматься далее по Няньворге** наверняка тяжело. Чтобы убедиться и принять окончательное решение, мы с Анатольичем сбегали к устью Няньворги. Пройти с рюкзаками по берегу Харуты можно, но переправа через Няньворгу в устье сложна. Можно перейти выше устья метрах в 300-х, где от основного русла отходит протока.

Переправу решили отложить на завтра. Сегодня остаток дня решили посвятить сушке снаряжения перед пешкой и бане. Баня у Художника в срубе на первом этаже. Вычистили ее, застелили пол досками. Протопили, помылись. Конечно не то, но стали чище. Николаич в устье Няньворги поймал толстую «харю» на 1 кг. Малосол. Вечером ужин по поводу окончания волока. Меню: рис с салом, салат из зеленого лука, хариус, ну и, конечно ОН! Если такими темпами ЕГО уничтожать, скоро не останется ничего. Кстати, здесь с легкой руки Юрьича употребление шила стали измерять в лигрылах***. Разовая доза – 6 лгр (примерно 62,5 г чистого на человека или 250 г на четверых). Вечером нас догнала команда из 6 человек на 3 байдарках. Оказались из Минска – 5 ребят и девушка(тут-то мы и познакомились с Олегом Воробьевым, будущим автором «Колокольни Большаковых»). Идут быстро, вышли на полдня позже нас, тоже 29-го. Надеются быть в Овгорте 14 августа.

 


 

* в дальнейшем стороны определяются орографически (стоя вниз по течению)

** приток Харуты – Няньворгавож

*** лигрыл (лгр) – сокращенно от «литр-градус/рыло»- мера измерения хмеля. 1 литр чистого 96°спирта – 96 лигрыл

 

 

Ковыляет по Уралу мужичок с катамараном

Идет медведь по лесу, навстречу - турист

Медведь: - Ты кто?

Турист: - Я - турист!

Медведь: - Нет, это я – турист, а ты – завтрак туриста!

(анекдот)

 

4.08

Всю ночь и утро шел дождь. Температура воздуха выше +6° не поднимается. Вода упала на 20 см. Периодически выглядывает солнце, Вова ехидно замечает: « DEMO* - версия». Комаров нет вообще: все замерзли.

Выход в 10.45. 15 минут шли до Няньворги. Переправа по намеченному вчера плану. Сильная струя едва не сбивает с ног, идем стенкой. На правом берегу Няньворги вышли на старую заросшую вездеходную колею. Пошли по ней. Долина Няньворги заросла кустарником, заросли карликовой березки между деревьями. Идти тяжело. К тому же появились комары. Николаич с Уткиным пошли по грязной вездеходке в гору, остальные вдоль реки. Несколько переправ вброд. Залезли на утес на правом берегу. Открылась красивейшая панорама: видна вся долина Няньворги до самых гор, перевалы на хребте. Спустились вниз и полезли по болоту. В конце концов полезли через болото вверх по правому склону, буквально вылезли на вездеходку. Догнали Телегина с Уткиным. Пошли по дороге все вместе. Анатольич провалился в яму на дороге, черпанул сапогом. Я провалился между камнями, сильно ушиб голень. Нашли более-менее подходящее место для ночевки на каком-то бугре, правда до воды идти метров 200. Догнали минчан. Они стоят полдня: женщина у них повредила голеностопный сустав. Сходили вечером с Анатольичем посмотреть. Ничего серьезного, можно идти дальше. Ребята обрадовались, так как уже собрались поворачивать обратно. Приняли за здоровье пациентки по 30 гр., пошли домой. Ребята хорошие, но отчаянные. С «Тайменями» через перевал, это, как говорится, извините. Круто! Ужин без дичи и рыбы. И без лигрыл.


* DEMO - в информатике демонстрационная, т.е. нерабочая, ознакомительная версия программы (вот, что значит – хакеры в команде)

 

5.08

Утром тепло. Температуру не измеряли, но явно больше 10°. Появились комары. Злые и в большом количестве. Почуяли тепло, звери!

Идем по вездеходной дороге. При переправе через Няньворгу в самом начале перехода Николаич «нырнул» по самое Дальше-Некуда. Дальше было еще несколько переправ. Видели волчье пиршество – съели лося. Одни рога и копыта остались. Свежие.

Вскоре дорога отходит от реки и идет на гребень правого берега, на водораздел Няньворги и левого притока Северной Харуты(река Хальмервож), затем идет по тундре далеко от реки и подходит к ней у границы леса. Здесь река течет в красивом каньоне. Это уже выше границы леса прямо перед горами. Далее дорога идет по краю болота, поднимается на каменные гривы и в конце концов спускается по руслу ручья к Няньворге. Здесь остановились на обед. Дров нет, одни мухортики. Пошел сильный дождь. Облака из Европы тянет вдоль Урала и забрасывает в Азию. Над горами идет дождь и снег. Вершина 1345 м вся в снегу. Сзади просматривается панорама до горизонта километров на 40. Над Харутой, откуда пришли – сплошная облачность.

Дорога входит в горы, относительно сухая, попадаются участки болот. После обеда идется легко, калории горят хорошо. Дорога идет правым берегом Няньворги. Здесь это мощный ручей, подниматься по воде нельзя. Переправились через Няньворгу на левый берег. Дальше дорога идет по высокой ровной террасе вплоть до впадения в реку последнего ручья справа. По этому ручью и предстоит подъем к перевалу. Последняя переправа через Няньворгу, дальше движемся вдоль ручья. На дороге свежие следы вездехода. Поднимаемся на перевал прямо по ручью, который здесь течет в колеях на дороге. Дорога - сплошное глинистое месиво. Дело к вечеру, плечи уже начинают медленно отваливаться. Всегда хочется есть. Съеденные три дня назад утки давно утилизировались и не вспоминаются. К концу дня идешь на автопилоте, голова работает только на сиюминутные задачи: выбрать место переправы, поставить ногу на камень, развернуть голенище сапога на переправе. Окружающие красоты гор воспринимаются, конечно. Но как-то механически, глаз и мозг щелкают, как фотоаппарат, не вкладывая в это эмоциональную окраску. О том, что где-то остались близкие тебе люди, даже не вспоминается. Это осталось совсем в другой жизни.

21.00. Перевал. Съели по куску колбасы, сала и по сухарю. Светло, белая ночь все-таки, идти можно. Дальнейший путь происходил, как у заводной игрушки: 15 минут – ходка, завод кончился, 5 минут – перекур, и т.д. Ощущение такое, словно смотришь на себя со стороны: идет робот и механически, не меняя ритма, переставляет ноги: топ-топ, прыг-прыг.

Спускаемся вдоль текущего с перевала ручья, притока Мокрой Сыни (руч. Веськыдъюив). Все по той же дороге. Здесь дорога представляет собой две еще более глубокие грязевые канавы, идти по которым нельзя. Вся долина ручья – сплошное болото, к тому же растоптанная оленями. Из Европы идут рваные облака, которые периодически проливаются изморосью. Это в долине, а на горах идет настоящий дождь со снегом. Белая ночь, все видно, так что идти еще можно.

В 22.00 подошли к хорошему месту (единственному во всей округе, где можно встать) на берегу ручья, притока Мокрой Сыни. Напротив скальная стенка, до дороги метров 100. Ужин, 6 лигрыл за приход в Азию. Всю ночь дул с перевала сильный ветер.

 

6.08

Поздний подъем, в 9.00. Вышли в 10.30. Николаич обещал лес через 3-4 км. До леса шли 5 часов. Выше левого притока Мокрой Сыни, ручья Шуйгаюив, стоят ханты. Они здесь каждое лето стоят. Мужики у них уехали в горы в стадо. Около чумов женщины и дети. Зашли, поздоровались. Сказали им, что снизу идет Ю.А. Большаков, везет им прошлогодние фотографии. Ханты предложили нам чая, но мы вежливо отказались. Дали нам на дорогу два ломтя оленьего мяса, килограммов на 5. Вежливо взяли. Привязали мясо к рюкзаку Николаича: раз у тебя самый легкий, то тащи.

Долго шли по вездеходке, частью по болоту, частью посуху. В конце концов в районе большого разбоя, где река входит в горы, переправились на левый берег Мокрой Сыни, прошли еще 2 км и встали прямо на старой дороге, по которой лет 10 никто не ездил. На дороге свежие следы «туриста». Ясно, Винни-Пух прошел. На всякий случай зарядили ружье. Основная дорога идет по правому берегу.

Перед переправой нашли старую стоянку Николаича образца 1992 года. Сохранилась даже пустая бутылка из-под «Московской» производства Окского пищевого комбината и бутылка из-под репеллента.

Всё! Пешка закончена, завтра построимся и пойдем вниз уже по воде. Народ расслабился: кто спит, кто пошел ловить рыбу. Уткин занят важным делом: приготовлением отбивных из оленины. У меня наконец-то дошли руки до дневника, а то на пешке писать было некогда, да и сил не было.

Николаич убежал вниз по реке искать яму с толстой «харей». Лишь бы ловилось! Остальные, оставшиеся в живых, у костра травят байки. Далее рассказ Уткина: «Сидим у костра, треплемся, Стасу надоело, встал, лениво взял спиннинг, спустился к воде и за пять минут вытащил 3 штуки, причем вроде бы и не напрягся». Штуки оказались не мелкие – от 600 г до 1 кг. Прибежал Николаич, весь в мыле. Принес тоже 3 штуки, всего получилось килограммов пять. Посолили.

Ужин оказался поистине царским: рис отварной, отбивная из оленины, хаш (бульон узбекский или таджикский, не помню, вроде нашего холодца, только горячий) из оленьих ребрышек. Ну и по 6 лгр, естесс-но… Хаш не доели, отползли в палатки.

 

 

Лишь бы ловилось!

Здесь рыбы нет!!!

( А. Панкратов-Черный)


7.08

Солнечный день. Утром +12°. Доели вчерашний хаш, выкинули полкотла овсянки. После вчерашнего обжорства в желудке кол стоит.

Особо нетерпеливые начали строиться еще до завтрака. Весь день пилили, рубили, строгали, вязали и надували. Тепло, гнус весь повылазил, едят. Во второй половине дня небо затянуло облаками, но дождя нет. Съели вчерашний малосол из хариуса с макаронами. Мало! Хариуса. Вода упала, рыбы нет. Решили идти завтра с утра, а сегодня продолжить отдыхалово.

 

8.08

t= +10°. В целом погода налаживается, и, хотя периодически накрапывает дождик, большую часть дня или солнце, или облачно, но без дождя.

Река маловодная, напоминает Пожемаю (2001 г.). Первые километры – сплошные мелкие перекаты, но река идет одной струей. Если «двойка» проходит, хотя и со «шкрябом», то «четверка» садится плотно. На первом же километре они сломали весло, хорошо, что лопасть не утопили. На правом берегу в 2 км ниже нашего стапеля – старая геологическая стоянка: полузасыпанная землянка, остатки раскладушек и прочий мусор. Сюда по правому берегу подходит дорога с перевала.

Далее долина расширяется, и все, как на Пожеме: протоки, острова, в протоках – каменные «поля». Отличие от прошлого года в чуть большем расходе воды, «тасков» значительно меньше. Четверочники сломали второе весло. Нам с Владимиром легче – сели на мель, подняли кат и перенесли на глубокое место. (Вот они преимущества «двойки» на малых реках – всю жизнь бы на ней ходил, чудо, а не посудина!)

Периодически встаем, ловим рыбу. Рыбы пока меньше, чем на Пожеме, и хариус менее 1 кг. Однако же в обед варили уху в двух котлах – по 6 штук в котле. Отъелись, как медведи. Лишь бы ловилось!

Наконец река вошла в одно русло, и начались мощные шиверы и перекаты, которые, будь воды на полметра больше, превратились бы в хорошие пороги. Тут-то хариус и попер! Встали на красивом мощном пороге, в который влетели без просмотра. Вообще-то, после прохождения в 2000 г. реки Балбанью Западной по большой воде, молодежь приобрела опыт, и сейчас мы с Владимиром идем, я бы сказал, даже с некоторой наглостью.

Вечером опять хариус, 12 штук по 700-800 г, на сей раз жареный. Результат аналогичный.

 

9.08

t= +12°. Собираемся долго, уж больно хорошо ловится хариус. Оторваться невозможно. Вышли только в 12.00. Река стала мощнее: большой уклон и расход воды. Появились мощные крутые сливы, забитые камнями. В большую воду – хорошая «тройка». Технически будет даже посложнее Балбанью на Приполярном Урале. Останавливаемся на каждой яме и ловим, ловим, ловим. Река буквально набита рыбой. Столько рыбы не видел никто, даже Николаич. Мужики на «четверке» кладут рыбу в котлы, в пакеты. Весь настил в середине ката завален рыбой. У нас на «двойке» настила нет, рыба висит на куканах из прутьев, хвосты свешиваются с гондол в воду. На корме привязаны очередные лосиные рога отростками кверху, в рогах лежит килограмм 15 рыбы, как в корзине.

Зачалились в устье ручья Визувшор, последнего крупного правого притока Мокрой Сыни перед впадением Колокольни. В устье ручья отличная яма с хариусом, у правого берега «бассейн» с песчаным дном – классическое место для дневки и бани. Решено!

Рыбы наловили столько, что целых полтора часа чистили ее вшестером. Опять уха – 12 штук рыбин. Обжорство-2. Насолили малосол на еду килограммов 6 и около 20 кг в канистру домой. После такого обеда – тихий час. И не один.

Природа вокруг – просто класс! Горы, правда, стали похожи на сопки – низкие и лесистые, уже виден впереди выход долины реки из гор на равнину. Зато панорама преотличнейшая. Остались здесь на ночевку. Вечером сложил каменку для бани.

 

10.08

Утром пошел дождь. Дневка отменяется, баня, соответственно, тоже. Решили идти дальше. Попутно ловим «харю». Добили полную канистру + 12 штук на уху. Уха уже не лезет, обрыдла.

Прошли пару километров, встретили Ю.А. Большакова &Со. Они прошли всю Колокольню от озера, воды очень мало. Сегодня 4 часа поднимаются от устья Колокольни. Поговорили минут 20 и разошлись: они – вверх по Мокрой Сыне, мы - вниз. До Колокольни мы в этот день не дошли: устали продираться сквозь мощные шиверы с огромным количеством камней. Встали после одной из шивер напротив скального обрыва. Юрьич спугнул здоровенного глухаря. Я пошел с ружьем: ходил часа полтора и ничего не нашел. На сухом болоте недалеко от стоянки впервые нашли много спелой морошки. В Европе она была вся зеленая. Сразу после шиверы – яма с хариусом. Сделали салат из хариуса с луком по рецепту Большакова. По 6 лигрыл.

 

11.08

Весь день солнце, тепло. Встали половить у одной из последних ям с изумрудно-зеленой водой, напротив, у правого берега красивая скала. Николаич бросал-бросал спиннинг, добросался: закинул аж на другой берег и зацепил крючком за ветки. И глубина в яме метров пять, не перейдешь. Пришлось идти вверх по течению и на последней шивере переходить вброд.

Последние шиверы перед Колокольней. Надоело выходить через каждые 100 м. Прошли остров, в правую протоку впадает Колокольня, устья ее с основного русла не видно. Николаич поймал первую щуку. Воды стало ощутимо больше, все идется на плаву, не вылезая. Шиверы все многоводные. Потом и они внезапно закончились. Пошли глубокие перекаты, затем участок узких проток с завалами. В общем, все, как обычно.

На участке с протоками встретили мужиков из Инты на вездеходе. Их следы мы видели на перевале. Они привезли трех буржуев половить хариуса. Стоимость заброски - 700 американских рублей. Для понта держат в руках удочки, а в кустах, небось, аммонал лежит, рыбу глушить. Вездеходчики рассказали, что 2 августа они через перевал забросили четверых из Москвы: мужик, парень и две женщины. Идут на большой надувной лодке с мотором «Ямаха».

Ориентиров нет. Прошли, точнее со свистом пролетели, впадение Налиматывис справа. Видели какой-то черный-черный залив, но что это приток (и садок с рыбой) – не поняли. Это мы с Вовой не поняли, а Телегин &Со встали там и наловили кучу окуней и щук. У Димы сошло что-то огромное, наверное таймень. Встали в километре ниже на левом берегу. Поймали щуку. По дороге подстрелили 2 уток. В темноте пришли Николаич &Со. Привезли 2 ведра окуней и несколько щук. Долго чистили и потрошили, варили. В итоге наварили котел окуней, нажарили противень щук и окуней, больших щук закоптили на решетке. Все, конечно же, не съели. Осталось на утро.

 

12.08 

t° утром +5°. Идет дождь. И такая мерзость весь день с небольшими перерывами. Совершенно нудный участок Мокрой Сыни, ориентиров нет. Идем в плащах. По дороге подстрелили двух уток. Наконец, в одном из заливов Николаич встал (он шел первым) и стал ловить рыбу. НО НЕ ЛОВИЛОСЬ! Сориентировались по карте (спасибо Мамочкину!). Решили, что залив – это правый приток Пальник-ёль. Судя по карте, до слияния Сынь три поворота или 2 км. Пошли с Вовой вперед. Точно: один поворот направо, затем резко влево, затем резко вправо, слева залив, обозначенный на карте, и после прямого участка – знакомая хибара на левом берегу на слиянии Сухой и Мокрой Сыни.

Знакомого по прошлому году омута метров 100 в поперечнике нет и в помине. Вместо него посредине русла длинная песчаная коса, разделяющая течение обеих Сынь. Небольшая ямка у правого берега, на котором стоит выцветшая табличка «Сынинский государственный рыбный заказник». Обошли косу, переправились на левый берег, встали метрах в 100 ниже хибары. Стоянка не очень хорошая – палатки пришлось ставить на мелкой гальке вперемежку с песком. Дров поблизости нет, все выкошено. За дровами пришлось бегать в лес метров за 200-300.

Дальше пойдут знакомые места. Все, завтра дневка! Нужен пассивный отдых и БАНЯ! При любой погоде! А то уже все чешется, второй слой грязи пошел. Вечером опять рыба: уха из щучьих голов, щука жареная, щука, запеченная на решетке.

 

13.08

Не пятница. Вторник, хотя и 13-е число. С утра солнце, затем минут 20 покапал мелкий дождик. T= +2° в 5 утра, в 8.00 - +7°. С самого утра начали строить баню. Строили и топили до обеда и после.

Весь день – кулинарные изыски: щука печеная, заливное из щуки, рагу из уток. Вообще в смысле питания этот поход разительно отличается от прошлогоднего. Разумеется в лучшую сторону. Сказывается присутствие профессионала.

Из Сухой Сыни подошли те самые москвичи на надувной лодке «BRIG» с мотором «Ямаха». Идут не спеша, облавливают каждую ямку. Тайменя не поймали. Собираются идти до Мужей. Им что, они с мотором.

Из Мокрой Сыни вышло 3 байдарки – наши старые знакомые из Минска. Все-таки дошли! Молодцы! Поговорили немного, и они пошли дальше. Хотят через три дня быть в Овгорте. На байдах идут быстро, дойдут. Да, место довольно оживленное по местным понятиям, хотя по сравнению, например, с Саянами, глухомань страшная.

Наконец баню истопили, каркас закрыли полиэтиленом (не зря тащили из Европы использованные поддувы). Погода, как по заказу – солнце и t = +15°. Парились и купались в реке до полного одурения. Словно заново родились. Устроили Большую Стирку.

Николаич решил попытать счастья: пошел на обмелевший омут за тайменем. Я в это время метров за 200 от лагеря рублю дрова. Вдруг слышится крик на всю реку (в предвечерней тишине далеко слышно): «Мужики, тащу!» Народ, конечно, сбежался на берег. Таскал минут 15. Вытащил «кабана» кило на 8. Красавец!

Вечером сели на диету: картофельное пюре с малосольным хариусом и 6 лгр. Т ночью 0°.

 

14.08

Яркое солнце, t = +11° уже с утра, днем до 15°. Жизнь-то налаживается! Николаич вытащил еще одного тайменя, поменьше, кг на 4. Мы весь день стреляли с ходу. Итог - 3 штуки. Весь день идем без перерыва. Останавливались только на обед. Провалили Евыргорт. Все дома и лабазы под замком, значит, и местные ханты вкусили плоды цивилизации и рыночной экономики. Народа нет.

Встали в щучьем заливе (2001 г.). Видны следы недавнего посещения: вся тина взбаламучена: похоже, москвичи прошли недавно. Значит, всю рыбу или выловили, или распугали. И точно: поймали всего двух щук некрупных. Зато подбили еще одну утку, четвертую. В темноте, по «кряку». Делать здесь больше нечего, пошли дальше.

Идем на «двойке» далеко впереди. Почувствовали запах гари. На правом берегу дым. Подошли. Какие-то му…ки не потушили костер. На ветру огонь раздуло, торфяники вокруг, вот и загорелось. Уже стволы пошли! Давай котлами носить воду и заливать. Залили. Торф выгорел до камней на глубину более полуметра. Образовалась гарь примерно 20×20 м. 

Через 1 км в заливе у правого берега подбил последнюю в этот день утку, пятую. Перешли на левый берег и за поворотом встали. От Евыргорта километров 6.

Вечером - полный противень жареных уток с горкой. Слава охотникам! Не зря ружье таскали. Не то, что в прошлом году. Ну, щука на решетке стала ежедневным блюдом. 6 лгр.

 

15.08

Пасмурно. Утром минут 10 покапал дождик. 10°С. Успели поесть и собраться. Только отошли - зарядил дождь на целый день с небольшими перерывами. Шли в плащах. Днем на час выглянуло солнце. Успели приготовить обед, затем снова полило. Стали появляться поселки и люди в них. В Мугорте живет хант-пенсионер Василий Лонгортов с семьей. В Тильтиме – никого (хозяина встретили потом в Овгорте, того самого, которого видели в Тильтиме в прошлом году). Подбили всего 2 уток. Утки стали пугливыми, близко не подпускают. Встали в каком-то ср…нике в устье правого притока в 4 км ниже Тильтима.

 

16.08

День – повторение предыдущего вплоть до минут. Также целый день гребово в плащах. Остался один патрон. Пробуем ловить сырка. Нет его еще. Щуки тоже нет. Гуси летают стаями. Жаль, нет патронов. Вечером заметил утку: вылезла из воды метрах в 30 от ката. А я в плаще, ружье за спиной и не заряжено. Без резких движений снимаю ружье, лезу в карман за последним патроном, негнущимися пальцами вставляю в ствол. Только бы не улетела! Целюсь. Джек Лондон, «Любовь к жизни». Как будто от этого выстрела зависит наша жизнь… Ну, Всевышний, направь мою руку! Выстрел слышно километров за 5. Патрон 00, дробь крупная, на огромного глухаря. Ура, попал! Однако, нырнула. Видимо подранок: летать не может, но еще ныряет. Дергается. С двух катов загоняем, Анатольич подцепил веслом. Вечером будет не пустая каша. Попробовали соленого тайменя: как большой хариус. Ничего особенного. Допили последнее шило. Съели последнюю утку в этом году – итого 18 штук. В прошлом году было 3.

Встали в 2-3 км ниже Оволынгорта на террасе правого берега. Обгоняем прошлогодний график на полдня.

 

17.08

День, когда по графику мы должны были придти. И не пришли.

День по погоде похож на два предыдущих. Ружье вычищено, смазано и убрано подальше. Течения нет. Идем по стоячей воде, хорошо еще ветер не мордевинд. Обед на прошлогодней стоянке зеленоградцев. Выглянуло солнце. На берегу много крупной спелой голубики.

Прошли последние «горты», и, как я и предполагал и предостерегал, вышли на плес перед Овгортом. Вода очень высокая (в Овгорте сказали, как весной, +2 метра от летнего уровня). На плесе – море разливанное, ветер «вхариусный», хорошо хоть не очень сильный. Назад не сдувает. К вечеру дождь прекратился, но еще пасмурно. Стоянок, естественно нет, как я и предупреждал. Николаич &Со - оптимисты: «Пройдем еще немного, время есть!» Прошли еще немного. И еще. Стоянок по-прежнему нет. Берега залиты водой, на берег не то, что выйти, подойти страшно – болото. Уже темнеет. Время по-местному что-то около 20.00. Конец августа. Мы гораздо южнее, чем в начале похода, от белых ночей нет и следа. Наконец, впереди показалось что-то очень похожее на высокий берег. Левый берег в середине плеса. Подошли: действительно, высокий. Настолько высокий, что каты наверх не вынести. Есть выход к воде почти по отвесу. Наверху горелый березняк, трава по пояс. Выбора нет, встаем.

(Эти строки пишу, сидя в тепле в кресле «Метеора» и запивая бутерброд с сыром «Ярпивом», а тогда было одно желание – поесть, горячего чая (спирта нет) – и в спальник.)

У Николаича – о, чудо – в рюкзаке завалялся пузырек спирта. Второе чудо: встали в заливчике, набитом щукой. Юрьич стал разматывать катушку спиннинга с целью убрать. Взял и для проверки забросил в воду. Я ехидно заметил: «Щас, прям, поймает!» И поймал! Щуку. «Николаич, беги срочно, лови!» Еще две. Третье чудо: как потом узнали в Овгорте, встали мы действительно на единственном в округе сухом месте – старом хантыйском кладбище. Но тогда мы этого не знали и с удовольствием допивали спирт и закусывали жареной щукой. Мертвецы и прочие злые духи ночью к нам не приходили. Наверное, спали.

Вечером был красивый закат с полосой тумана, из которого вырастали пики елей на противоположном берегу.

 

18.08

Последний ходовой день. Он действительно был последним.

Как всегда, утренний дождик по расписанию. Затем все облака разошлись, и установилась ясная и теплая погода.

За 2 часа дошли до Овгорта. Пристали на старом месте у электростанции. Разобрались и просушились. Все какие-то тормозные, ходим еле-еле. Во что это вылилось, какую возможность упустили – см. ниже.

Как всегда, долго искали место для ночлега. Рынок был закрыт на замок, так что попасть туда на ночевку не удалось. Наконец за бутылку нашли сарай, где и разместились. Сырок ловится у местных плохо, вечерние сети все пустые. Предлагают сырка от 10 до 20 руб. за килограмм. Посылаем. Подальше.

Вечером над Овгортом покружил вертолет и сел. До посадочной площадки 1,5 – 2 км. Долго думали: идти или не идти. Местные сказали, что вертолет из сан. авиации из Салехарда. Тут наше терпение не выдержало. Пошли с Анатольичем на разведку (вот он, тормоз и сказался). Пошли по азимуту через поселок, в результате запоролись черт-те куда, пока не вышли на дорогу от поселка до вертолетной площадки. Дураки, не знали, надо было по ней и идти от центра поселка. Дошли. Стоит МИ-8. Забрал бы всех, это точно. Летит в Салехард. Спрашиваем у командира, возьмет ли. Он пожимает плечами: спросите у врачей. А вот и врачи, ведут больную. Вылет срочный, а нам надо час времени, чтобы сбегать за рюкзаками к реке и обратно. Короче, улетели без нас. Жаль, через 2 часа были бы в Салехарде, а утром из Лабытнанги уехали бы на поезде. Но все, что не делается – к лучшему. В результате познакомились с местным доктором, Ахмедовым Шерифом (имя такое). Кстати, чистокровный чеченец. Поговорили о проблемах местной медицины, о жизни в поселке. Обменялись адресами. Он очень удивился, когда, узнал, что мы собираемся покупать сырка: «Вы что, мужики? Здесь рыбу не покупают! Ведь она дармовая, вся река сырком набита. Даете бутылку водки и получаете рыбы, столько, сколько хотите». Предложил свои услуги по организации ночлега. Вежливо отказались. За разговором пролетел вечер. Пошли ночевать в сарай.

 


Прелести обратной дороги

Без комментариев


19.08

День рожденья Николаича. Утром началась рыбалка. Лишь бы ловилось! Ловили, кто на бутылку, кто на символическую плату (на бутылку). Я ловил на патроны. Осталось у меня 4 пулевых патрона, девать все равно некуда. Сменял на них килограмм 20 сырка. Забили рыбой все канистры. Чтобы все убралось, пришлось утрамбовывать. Даже Анатольич набил в мешок, а раньше брать не хотел.

Все, можно ехать! У Юрьича на лице блаженная улыбка: еще бы, беспокоился больше всех, что уедет без сырка.

Пришел плавучий магазин – коммерсанты на большой барже. Сцена из «Начальника Чукотки». Прибытие рейсового катера, а тем более, коммерческой баржи – это для отдаленного поселка вроде Овгорта всегда праздник. Как в старые добрые времена. Только раньше торговцы зазывали народ, а сейчас «на теплоходе музыка играет…»

В 2 часа пришел катер. До этого времени мы успели сварить уху из сырка и отобедать.

Дальше опять скучное плавание на катере до Мужей. На Оби сильный встречный ветер, высокая волна. Разница в цене по сравнению с 2001 г. почти в 2 раза: в прошлом году было 250 р. в этом – 400.

И вот мы в Мужах. Плаката на пристани «Добро пожаловать в Мужи» уже нет. Ясно, сняли, юбилей прошел. Опять поиски ночлега. Нашли крышу достаточно быстро (благодаря специалисту по связям с общественностью Уткину) – домик прямо над пристанью на горке. Цена стандартная – 0,5 л. Пошли на катер «пить чай». Выпили 0,7 шампанского, 0,5 коньяка «Белый аист» и 1,5 л пива (пиво – детям), т.е. отметили день рожденья Николаича. После этого пошли спать. Ночью Николаич пошел на улицу. Очнулся на картофельной грядке. Странно, вроде и выкушали немного совсем. Перенервничал, наверное. День рождения все-таки.

 

20.08

Утро, солнышко, ветра почти нет. На Оби ровный верховой ветерок, волны – чуть-чуть. Ждем «Метеор». Опоздал ровно на час. Пришел из Березова пустой. Выгрузилась группа туристов на байдах. Идут на Лагорту вверх по Войкару. Все-таки по Уралу турья ходит достаточно много. В «Метеор» погрузилась вся толпа с пристани. Едем. До Салехарда 4 часа хода, 274 р. Расписание 2002 г.: по нечетным 7.00 – Мужи - Салехард, по четным 10.40 – Березово – Салехард (проходной). За багаж не платили.

В Салехарде пошел разброд. Сразу же по выходу с пристани подходит водила (у них там автомафия), предлагает ехать на вокзал в Лабытнанги. Просит 300 р. с человека. Отдыхай, товарищ! Николаич с Юрьичем торгуются до 1500 р. на всех. Я начинаю колебаться: заманчиво не таскать рюкзаки с одного вида транспорта на другой. Пока я сомневаюсь, Анатольич разворачивается и твердым шагом идет к автобусной остановке. Мы с Вовой – за ним.

Стоим на остановке, ждем у моря погоды. Местные говорят, что до переправы ходит маршрутка «Газель». Цена до переправы 30 р. Ждем, маршрутки нет. Видимо, ходит редко. Иду к стоящим наподалеку машинам. Сторговался с владельцем ВАЗ-2106 за 300 р. до переправы за 4 человек. Грузимся: рюкзаки - часть в багажник, часть на крышу. Это надо видеть: 4 человека с огромными рюкзаками весом по 50 кг и в «Жигули». Владельцу «шестерки», видно, не впервой. Едем.

Дорога до переправы: от речного вокзала по ул. Республики до пересечения с ул. Броднева, затем по ней налево и прямо из города до поворота на аэропорт (то же самое можно сделать на автобусе №1 – см. поход 2001 г.), там выйти и ждать попутку до переправы. От развилки правая дорога в аэропорт, левая на переправу.

Доехали до переправы. Стоимость билета на паром 20 р.(2001 г. – 15 р.) от парома до ж.-д. вокзала – маршрутка «Газель». Цена билета 15 р. Итого затратили 110 р. на человека вместо 300.

Оставили вещи в зале ожидания на вокзале. Прошлись по магазинам: все очень дорого. Купили продуктов на дорогу.

Приехали Телегин с Уткиным за 250 р., сразу же пошли в баню. Мальчишки пошли готовить еду: дрова, костер и пр. Костер развели опять за зданием вокзала. Новый вокзал еще не построили, второй год строят. Рассея! Поели, жить стало веселее. Ночевали на вокзале: расстелили на лавках спальники и залегли. Поздно вечером ходил участковый, всех переписывал.

 

21.08 – 22.08

Утром спокойно взяли билеты до Нижнего с пересадкой в Сейде. 5,5 часов до Сейды. В Сейде докупили продуктов и сели в родной поезд «Воркута – Нижний». Об обратной дороге рассказывать нечего. Разве что о том, как мы с Анатольичем пошли за хлебом в Сосногорске и чуть не отстали от поезда. 36 часов езды, и вот мы подъезжаем.

 

23.08

Поезд опоздал на 1 час. Приехали в 6 утра. Начиная с Печоры и до Нижнего непрерывно шел дождь – компенсация за летнюю жару. Вываливаемся из вагона прямо в темень и дождь. Но все равно, мы дома!

 

(Абезь – Полярный Урал – Овгорт – Салехард)

август 2002 г.

Станислав Дмитриев

 

График движения

День пути

Дата

Участок маршрута

Способ передвижения

1-3

27.07-29.07

Н.Новгород - Абезь

поезд

3

29.07

Абезь – Юсьныра

Юсьныра – устье Харуты

катер

моторная лодка

4

30.07

устье Харуты – Осыпная гора (остров у надписи Харута)

бечева

5

31.07

Осыпная гора – Зеленая гора (отметка 110 м на левом берегу)

бечева

6

1.08

Зеленая гора – обрыв левого берега с отметкой 24

бечева

7

2.08

отметка 24 - остров у отметки уреза воды 132

бечева

8

3.08

остров – дом художника

бечева

9

4.08

дом художника – верховья Няньворги

пешком

10

5.08

верховья Няньворги – перевал – Мокрая Сыня (устье ручья Веськыдъюив)

пешком

11

6.08

устье ручья Веськыдъюив – место стройки у горы 821 м

пешком

12

7.08

дневка

-

13

8.08

место стройки – Мокрая Сыня (отметка 250)

сплав

14

9.08

Мокрая Сыня (отметка 250) – р.Визувшор

сплав

15

10.08

р.Визувшор – выше Колокольни

сплав

16

11.08

выше Колокольни – 1 км ниже Налиматывис

сплав

17

12.08

1 км ниже Налиматывис – слияние Сынь

сплав

18

13.08

дневка 

-

19

14.08

слияние Сынь – 6 км ниже Евыргорта

сплав

20

15.08

6 км ниже Евыргорта – 4 км ниже Тильтима

сплав

21

16.08

4 км ниже Тильтима – 2 км ниже Оволынгорта

сплав

22

17.08

2 км ниже Оволынгорта – плес перед Овгортом (старое кладбище)

сплав

23

18.08

плес перед Овгортом (старое кладбище) – Овгорт

сплав

24

19.08

Овгорт - Мужи

катер

25

20.08

Мужи – Салехард - Лабытнанги

«Метеор», машина, паром

26-28

21.08-23.08

Лабытнанги - Сейда - Н.Новгород

поезд



посмотреть на Google карте

Статистика
Суммарный рейтинг:25
Средний рейтинг:5
Проголосовало:5
Просмотры:3507
Комментариев:1
В избранном:0
Голосование
Зарегистрируйтесь, разместите свои материалы, и вы сможете принять участие в голосовании
Комментарии
Микола З. 23.02.2011 08:46:38
0
+0 -0
Спасибо, доктор! Ваше слово имеет целебные силы. Хоть и прошло столько лет с написания
Добавить комментарий
Зарегистрируйтесь или войдите , и вы сможете добавлять комментарии