Встречи в пути

Информация об авторе
Нижний Новгород
Дата регистрации: 15.12.2011 14:47:42
Предыдущий визит: 16.08.2013 19:58:43

Автор: 
Регион:Страны Дальнего зарубежья
Жанр:статья

Встречи в пути

Планируются автопутешествия, как правило, по “зачетным точкам”: культурным центрам, природным достопримечательностям (в нашем случае это были столицы Северной Европы и Норвегия). А вот состоят они из неизбежных и очень интересных встреч, которые и корректируют выбранный маршрут, и формируют представление о стране, а иногда заставляют поразмышлять о жизни.

 

ГЕРМАНИЯ. Александр

Только завариваем чай, как из остановившегося рефрижератора вываливает пухленький добродушный азиат и сразу, но без назойливости подсаживается к нашему столику. Он тоже русский немец, прибыл их Казахстана, живет в Германии уже около десяти лет, но русский язык, несмотря ни на что, помнит очень хорошо. У него родилось здесь шесть детей, нет проблем с работой, но он никак не найдет общий язык с немцами: какие-то они, на его взгляд, бездушные. В связи с этим собирается вернуться в Россию, с чем, однако, не согласна его жена. Это Александра не беспокоит, и он готов уехать один: семья здесь будет обеспечена. О чем-то русском напоминает и его рейс: повез рыбу покупателю, да сломался вентилятор в холодильнике, и товар не приняли, хотя он почти не подтаял. Мои сочувствия не принимаются: хозяин очень часто дарит ему сомнительный товар, что является очень серьезным подспорьем для бюджета семьи. Вот и сейчас ему некуда будет “сплавить” рыбу, кроме как Александру. 

Почувствовав нашу неуверенность по поводу прохождения Германии, он достает великолепный атлас Европы, и мы с ним колдуем над нитками дорог. То ли Александр открытый человек, то ли дороги Германии удивительно организованы, но я встаю из-за стола уже без сомнений. Однако Александр все еще сомневается в моих возможностях и, махнув рукой, дарит мне атлас. Я в восторге, а он задумчиво вертит в руках наш русский шоколад.

 

 

ГЕРМАНИЯ. Незнакомцы в ночи

Мы строго по атласу въезжаем в городок, находящийся почти на границе с Нидерландами, а вот выехать... Стоит недвусмысленный знак — “кирпич”, время — полночь, рядом только какой-то ночной бар. Из него выходит изрядно “нарядившаяся” парочка, которым на двоих будет лет сорок. С английским у них плохо, да и с немецким уже не все получается, но какое искреннее желание помочь! Наши совместные потуги не проходят даром, и я понимаю: дорога давно ремонтируется, а чтобы попасть в Нидерланды, надо перебраться на соседний автобан, на который мы попадем так-то и так-то. Но дорога мне понятна, и мы с благодарностью отбываем. Для себя я отмечаю: редкое качество — оставаться приятным человеком, даже изрядно набравшись. Это черта немцев, европейцев или просто хороших людей?

 

НИДЕРЛАНДЫ. Бензоколонка

Мы хотели бы поставить палатку и заночевать, не подскажете ли местечко? В отличие от категорического “нельзя”, слышанного неоднократно от немцев, даже русскоязычных, в Нидерландах люди (или законы?), похоже, все-таки мягче. После предложения поставить палатку в кемпинге (но мы хотели бы сэкономить) следует совет проехать километров 30 до лесочка, где можно найти “ничейную” территорию. Пояснения вдруг переходят в категорические “нельзя” при появлении нового посетителя. Но мы уже все поняли, благодарим и прощаемся. Кстати, найти в Нидерландах “ничейную” землю не так-то просто даже днем, но благодаря нашей ночной знакомой нам это удается.

 

НИДЕРЛАНДЫ. Метростроители

Припарковав авто на бесплатной стоянке супермаркета IKEA, мы отправились осматривать город. До центра не так близко, и мы решили “оседлать” метро. Два пожилых метростроевца объяснили нам, как и до какой станции добраться, и мы “принялись проходить через турникет”. Но не тут-то было. Оказалось, что карточек типа Visa и MasterCard автомат не признает, евро в купюрах тоже... Нужна “евромелочь”. Где ее взять? Старички-метростроевцы, так же как и автомат, были удивлены нашими крупными (100 евро) купюрами и с отчаянием развели руками. Разменивать в магазинчиках нам, как по договоренности, отказались. Мы вернулись в метро. Старички предложили оплатить нашу поездку (около 8 евро), но нам было неловко просто так принимать деньги (уж очень похоже на попрошайничество), и они с пониманием предложили нам сходить в банк. Банком оказалось невзрачное помещение, в котором стояли, заинтересованно на нас поглядывая, пятеро небрежно одетых “афроевропейцев”. Мы вновь вернулись в метро, где метростроевцы тут же взяли нам билет. Нас осенило, и мы “расплатились” за него шоколадом. Видели б вы эту довольную компанию!

 

НИДЕРЛАНДЫ. Профессиональный проводник

Мы встали, чтобы посмотреть карту, и вдруг сидевший на асфальте вполне благообразный, но все же похожий на наркомана мужичок тут же подскочил к нам и предложил свою помощь. Он долго вертел карту в руках, а затем заявил, что ничего не видит: нужны очки, на которые ему не хватает денег. Почуяв наше неодобрение, сказал, что пошутил, и опять уселся на мостовую.

 

ФРАНЦИЯ. Коллега комиссара Жюва

На первом же въезде на платную дорогу я никак не мог понять, чего хочет от меня автомат. В нем не было никаких отверстий ни под евро, ни под карточки. Подъехал полицейский. На мои “Же не парле” и “Ду ю спик инглиш?” он торжественно ответил: “Нон!” — и занял выжидательную позицию. Я понял, что по-английски со мной общаться принципиально не желают, и в ответ тоже стал его гипнотизировать (будь что будет!). Через минуту “психологической дуэли” водитель полицейской машины уныло, но на английском языке (!) предложил мне “просто нажать кнопку”. После этого автомат “выплюнул” мне билетик, по которому другой автомат в конце дороги сосчитает, сколько я должен заплатить. Тут же заветный шлагбаум открылся: здравствуй, Франция!

 

 

ФРАНЦИЯ. “Американы”

Справедливости ради надо сказать, что французы хотят и стараются показать вам дорогу. Выглядит это так. На наши “Же не парле па, Нотр-Дам, силь ву пле?” следует изящная речь длиной в несколько минут. Когда француз убеждается, что музыкальность его языка произвела должное впечатление, он руками показывает: мол, налево и прямо, дурень ты этакий! Спрашиваю в очередной раз про Нотр-дам и про “силь ву пле” у семейной пары. Те как-то без куража говорят по-французски, да и то преимущественно руками, и наконец мужчина опасливо спрашивает: может, по-английски? Ну конечно, восклицаю я, а откуда вы? Из Америки. А я из России! И тут я оказываюсь в крепких объятьях. А как же: наконец-то родная душа, есть с кем, о чем и, главное, “на чем” поговорить!

 

ШВЕЦИЯ. Но датчанин

Мы решили затеять небольшой пикничок, посвященный дню рождения одного из членов экипажа. К нам подходят двое датчан, семейная пара, немного навеселе. Не спрашивая о поводе, датчанин приносит упаковку пива в подарок. Он поясняет свое настроение: “Посмотрите, сколько стран представлено здесь!” Вокруг “караваны” с немецкими, датскими, голландскими, шведскими, итальянскими, австрийскими номерами. Есть даже один российский! Мы, в свою очередь, “от нашего стола вашему столу” делимся с датчанами стратегическими запасами водки. Хотим уже пригласить их на пикничок, но датчанка, почуяв русский размах, уводит супруга в “караван”, и он может только приветственно махать из окна рукой.

 

ШВЕЦИЯ. Но израильтяне

Понравился “караван”, по размерам практически повторяющий нашу “Газель”. Мой приятель в России хочет сделать из “Газели” что-то подобное, и я набиваюсь к владельцам на фотосессию: “Ду ю спик инглиш?” В ответ слышу тоже на английском: “Даже по-русски” — “Вы откуда?” — “Мы из Израиля”. Мне показалось, эта фраза сказана с вызовом, и я тут же заявляю: у меня близкий друг — еврей. В ответ слышится со вздохом: “Это бывает”. Мне демонстрируется вся “начинка” “каравана”, причем с предложением выпить кофе и “порулить”. Гостеприимные люди, но меня ждут...

 

НОРВЕГИЯ. Тракторист

Встаем на стоянку у Прекестолена, одного из самых продвинутых брэндов Норвегии. Знак “Остановка запрещена” встречается здесь ровно через 20 метров на протяжении 5 километров, то есть ночевка в палатке нам “заказана”. Но мы обнаруживаем нескошенный лужок, и мои друзья немедля предлагают поселиться именно на нем. Я протестую: по моему деревенскому опыту, такое добро, да еще и в горной Норвегии, не может быть бесхозным. Однако уже идет мягкая экспансия. Вот мы уже поставили авто на щебенке около лужка. Вот мы уже кашеварим на его краю. Вот уже палатка невзначай брошена на сочную травку. 

Но тут, несмотря на поздний час (около десяти), на лужок въезжает трактор. Мои друзья, повернувшись к нему спиной, начинают меня допытывать: чего злодей делает в данный момент? Я со злорадством комментирую: начал скашивать лужок, с чего бы это он? А как вы думаете, что бывает с палаткой, когда по ней пройдется коса? Тут же выскакивает десант и прямо перед носом трактора утаскивает палатку, демонстрируя возмущение: уж не подумал ли тракторист, что нам зачем-то понадобился его противный лужок? Трактор проезжает мимо нас, и тут я вижу приветственный взмах руки. Этот жест и добродушная улыбка механизатора сильно контрастируют с мрачными лицами “захватчиков”... 

Трактор делает следующий круг, подъезжает к нам и встает. “Чего он там?” — обеспокоены приятели. Я, как единственный знающий английский язык, назначен вести переговоры. Мне объяснили, куда посылать крестьянина, если он не будет согласен с нашими намерениями заночевать на щебенке (на лужок мы, кажется, больше не претендуем). Но норвежец всего-навсего увидел под своей косой мешочек с колышками от палатки, который из-за спешки был забыт на “поле боя”. Он торжественно вручает его нам с искренней радостью на лице. 

Захватчикам становится стыдно. Они решают поделиться стратегическим запасом водки с трактористом. Останавливаю трактор и предлагаю водки иноземцу. Тот говорит, что выпил бы с удовольствием, но, к сожалению, за рулем. Как бы между прочим он интересуется нашими планами на ночевку и предлагает поспать на скошенной части лужка. У него есть еще один вариант: отличная полянка в ближайшем леске, на которую мы сможем попасть, проехав опять-таки через скошенную часть его лужка. Мы, “покапризничав”, выбираем лесок. Он добавляет, что если мы хотим остаться здесь дольше чем на ночь, то он смог бы нам помочь с обязательной регистрацией в полиции...

 

 

НОРВЕГИЯ. Рыбак рыбака...

Все-таки норвежцы, как мне кажется, ближе всего к нам по менталитету. Вот мы остановились из-за аварии на дороге, рядом с нами местный автобус. Подходит норвежец, который не прочь поболтать с россиянами. Разговор как-то сам переходит на рыбалку. Оказывается, половить рыбку лучше не в этой реке, а в той, к которой мы едем, — там улов точно будет. Мы узнаем, что рыбалка только во фьордах бесплатная, а для ловли в реках и озерах нужно покупать на почте лицензию, без нее нас могут серьезно оштрафовать. Сколько мы хотим постоять на реке, пару дней? Если мы все-таки хотим сэкономить, то можно купить минимальную шестичасовую лицензию. Когда придет егерь, ему нужно сказать, что мы только что закинули удочки, и перебираться на другое место: выше или ниже по течению. Там опять можно ловить до прихода егеря. Вся эта информация выпаливается практически без наводящих вопросов, как будто он читает их по нашим заинтересованным лицам...

Как-то в разговоре я заметил собеседнице: послушай, ты из другой страны, из другой культуры, почему мы так похоже мыслим? Ирен ответила: все нормальные люди во всем мире думают одинаково, это плохие думают каждый по-своему плохо...

Андрей ПРИПИСНОВ

Фото автора


Дополнительная информация
Название СМИ:Биржа плюс Авто
Номер СМИ:40, 2006
Дата публикации:2006.10.12
Cоавторы и фотограф:фото автора
Дата размещения:18.01.2012
Уровень доступа:Всем пользователям
Статистика
Суммарный рейтинг:20
Средний рейтинг:5
Проголосовало:4
Просмотры:912
Комментариев:0
В избранном:0
Голосование
Зарегистрируйтесь, разместите свои материалы, и вы сможете принять участие в голосовании
Добавить комментарий
Зарегистрируйтесь или войдите , и вы сможете добавлять комментарии