Марокканские хроники

Информация об авторе
Нижний Новгород
Дата регистрации: 15.12.2011 14:47:42
Предыдущий визит: 16.08.2013 19:58:43

Автор: 
Регион:Страны Дальнего зарубежья
Жанр:статья
Здесь есть все - от самых комфортабельных отелей до глухих местечек, и везде вы ощутите душу Марокко, исполненную достоинства и дружелюбия.

Марокканские хроники

Если где-нибудь на краю света вам встретится высокий, усатый, заросший трехнедельной щетиной гражданин в видавшей виды штормовке, знайте — это наш постоянный автор, заядлый авто- и просто путешественник Андрей ПРИПИСНОВ. Мы не знаем, когда он бывает дома. Поэтому ждем звонка. И вот уже голос в “трубе”: “Я приехал!..” На этот раз — из Марокко.


 

 

Как сэкономить

Визу в Марокко россиянам оформлять не нужно, поэтому, чтобы попробовать настоящие марокканские апельсины, не требуется слишком уж много усилий. К тому же в самый “марокканский” сезон, с марта по май, в страну можно попасть по достаточно дешевым билетам.

Чем раньше вы побеспокоитесь об их покупке, тем лучше для вашего кошелька. В первую очередь нужно разыскать все официальные сайты авиакомпаний и отслеживать их акции, которые сопровождаются скидками. Билеты испанской компании “Иберия”, нам, например, достались примерно за 14 000 рублей в оба конца. Вылетев из Москвы около половины восьмого вечера, мы прибыли в Мадрид через пять часов. Стыковка рейсов Москва — Мадрид и Мадрид — Касабланка была для нас неудобна: предстояло провести ночь в нейтральной зоне Мадрида. Поэтому, расстелив туристические пенки, мы улеглись прямо на полу, благо все ожидающие куда-то разбежались-разлетелись. Рано утром, неплохо выспавшись, отправились той же “Иберией” в Касабланку, где прямо в аэропорту взяли напрокат автомобиль, получив полную свободу на просторах Марокко.

Обратная стыковка рейсов Касабланка — Мадрид и Мадрид — Москва была для нас более удачной, я бы даже был не против продлить ее чуть дольше. Попасть в аэропорт с автовокзала Касабланки можно, конечно же, на такси за примерно 300 дирамов (1 евро = 11,25 дирама), но мы нашли куда пристроить все наши деньги в Марокко, поэтому выбрали более достойный настоящих путешественников маршрут. До железнодорожного вокзала под названием “Каса Вояжер” можно добраться примерно за 20 дирамов и затем доехать за 45 минут на электричке до аэропорта (последняя остановка) за 35 дирамов. Небольшая накладка у нас произошла с электронным билетом, который один из нас оставил в рюкзаке вместе с иммиграционными карточками.

 

Радуга. Самолет. Девушка

…Девушку, как позже выяснилось, мы все трое заметили одновременно, когда она, попрощавшись со своим спутником, направилась к одному из восьми пунктов паспортного контроля в порту Касабланки. А потом мы оказались в одном самолете.

Когда А-319 стал выруливать на взлет, вокруг нее обнаружились пустые места и даже ряды. Я решил, что это знак свыше. Самолет набрал высоту. Я сидел с трехнедельной щетиной, в своей верной, но драной и грязной штормовке. Она же летела, точнее, самолет летел благодаря ей. После приземления в Мадриде я понуро, с видом зарвавшегося пятиклассника пошел к выходу и, встав непосредственно за ней, стал дожидаться, когда выйдут пассажиры бизнес-класса — больше мне ожидать было нечего! И тут (второе чудо за один полет!) она достала из своей сумочки паспорт и, дав мне возможность посмотреть на герб России, спрятала обратно.

— А вы тоже в Москву? — спросила она, и тут же добавила: — Впрочем, я уже догадалась об этом по надписи “Биржа плюс авто” на вашей футболке.

Мы попрощались с экипажем и шли навстречу регистраторам рейса Мадрид — Москва.

— Вы видели радугу на взлете?

— Да, такая красота!

— Вы позволите выслать вам фотографию на вашу электронную почту?

— Спасибо, я вам ее сейчас напишу.

Регистраторша, судя по ее унылости, не менее минуты ждала, когда мы обратим на нее внимание. Тем не менее с приятной улыбкой она спросила незнакомку:

— Well, seats side by side is available only at last row, OK? (Вместе я могу посадить вас только на последнем ряду, подходит?)

— О’кей, — тихо ответила девушка.



Что такое Медина?

Рано утром мы вылетели в Касабланку и через полтора часа уже стояли перед окошком киоска фирмы, предлагающей услуги проката автомобилей — таких фирм в аэропорту больше десяти. Требовался А-класс, достаточно новый и, разумеется, недорогой, ну, например, около 30 евро в день. Мы хотели авто с полной страховкой. Наконец, в третьем окошке нам предложили приемлемые условия, и мы приступили к выбору нашего спутника. Renault Logan был великоват. Хотя просили за него как и за автомобиль А-класса, но его прожорливость нас не устраивала. Затем был предложен Kia Picanto, и мы, загрузив в него весь багаж, стали составлять список всех найденных сколов, царапин, неисправностей. Эта кропотливость спасла от неприятности: заднее правое колесо спустило на наших глазах. Если бы мы выехали с территории аэропорта, эта проблема стала бы нашей. Наконец нам подогнали третью машину и, судя по тому, что водители сразу стали просить на кофе, вполне исправную. И снова кропотливое изучение всех недостатков. Водители предпочитают уйти от нас ни с чем. Меняем часть евро и долларов на дирамы.

В Касабланке мы сразу же поехали в Медину. Медина — традиционный, окруженный стенами арабский квартал. Не торгуясь (еще не вошли в вкус), купили “мишленовскую” карту Марокко, заплатив за нее 80 дирамов. Зашли выпить по стаканчику чая с мятой за 4 дирама. Тут обнаружили одну местную особенность. В основном в чайные, как и в кафе такого же уровня, марокканцы приходят посмотреть футбол и, взяв стаканчик чая или баночку колы, тянут их весь вечер или даже день.

За парковку около Медины какие-то охранники попросили с нас два дирама, выглядели они неубедительно, но мы предпочли не спорить.

И в Рабате сразу же давай искать Медину. Кстати, своего расцвета Рабат достиг во времена “священной войны” с Испанией. Марокканский султан Абд-эль-Мумен и его воинственный внук Якуб-эль-Мансур превратили город в неприступный форт. Город стал не только великолепной столицей, но и плацдармом для борьбы с католической Испанией. Одержав победу над кастильцами, султан повелел называть город Рибат-эль-Фатх, что значит “победоносный”.

Очень чисто, аккуратно, все дома, заборы и стены выглядят только что побеленными, а нижняя их часть покрашена ярко-синей краской. Очень красиво. Первый раз увидели океан, долго фотографировали. Выехали в сторону Танжера и по дороге заглянули в супермаркет с труднопроизносимым названием, я для простоты окрестил его “Марьяной”, они будут встречаться нам на протяжении всего путешествия по Марокко.



Гибралтар

С утра заехали к гроту Геркулеса, выдолбленному на протяжении многих лет прибрежными волнами. Это действительно стоящее зрелище. С нас опять потребовали деньги за стоянку, но как-то очень неуверенно, и мы решили положить конец этим безобразиям. Особенно никто и не возражал.

Проехав несколько километров до маяка, вышли посмотреть на Гибралтар с возвышенности. Гибралтар (один из легендарных Геркулесовых столбов) долгое время находился во владении мавров, захвативших его в 711 году, в 1602 году он перешел под контроль Испании, однако в 1704-м был захвачен британскими войсками. В 1830 году получил статус колонии. 10 сентября 1967 года на референдуме жители Гибралтара проголосовали за то, чтобы остаться во владении Великобритании, что испортило отношения колонии с Испанией: в течение белее чем 17 лет та держала границу с Гибралтаром закрытой. Но и после ее открытия в феврале 1985 года процедура проверки на испанской стороне границы занимает несколько часов по сравнению с несколькими минутами на британской.

Нас усиленно приглашал на маяк какой-то его служитель, прося за это несколько евро, но никакой разницы, на наш взгляд, в видах не было, а сам маяк представлял собой свежеотстроенное и очень примитивное в архитектурном плане сооружение. Заехали по пути в Сеуту, посмотрели на таможню, я сделал несколько фотографий, которые меня тут же заставили удалить секьюрити. Очень тщательно просмотрев все, что у меня было на камере, они затем вежливо извинились.

 

 

Отправляясь в Марокко, мы ставили перед собой серьезные, но вполне доступные цели: покорение высочайшей вершины северной Африки, изучение акваторий морей и океанов, осмотр исторических и архитектурных памятников. Но никогда я не забывал о своем главном мотиве: узнать мир, людей, их жизнь. Встречи в пути всегда неожиданны, быстротечны, они мгновенно тебя “проявляют” и многое говорят о душах других людей. Ведь со случайными попутчиками мы искренни и честны, наши беседы зачастую похожи на исповеди. И либо этот мир нас принимает, и тогда происходят чудеса, либо он заставляет задуматься о том, как мы живем...

 

“Инша-Алла”

Выехав из Мерзуги, мы решили перекусить в какой-нибудь деревушке и зашли на местный рынок. Здесь и произошла наша встреча с местным бербером Хасаном. Поняв, что мы хотим покушать, он пригласил нас к себе домой, пояснив, что для него это будет очень почетно и его жена с удовольствием приготовит таджин и кус-кус для его друзей, а затем, переночевав на самых мягких подушках, утром мы сможем отправиться в путь. И если будет на то воля аллаха (Инша-Алла), то мы снова окажемся в его деревне, и он вновь с радостью примет нас как дорогих гостей. Мы не сразу решились на этот легкомысленный поступок, но искушение было очень велико. Пожить у настоящих берберов, не отравленных вкусом легкой наживы за счет туристов, было моей мечтой.

Мы купили баранины и овощей, необходимых для таджина, а также пакет со сладостями для жены, матери и детей Хасана и поехали к нему домой. Не сказать, что Хасан живет богато, скорее это бедный марокканец, но искренний и гостеприимный. Все представляло для нас экзотику: и мытье ног гостей из красивого кувшина над тазом, и убранство помещений. Мы сели в гостевой комнате, жена Хасана внесла таджин и тут же скрылась.

Таджин — это было действительно очень вкусно. Одновременно были поданы салаты, хлеб, оливки. Затем последовал и кус-кус, фрукты. Все сопровождалось восхвалением аллаха за гостей и пищу. Мы остались в этом гостеприимном доме до обеда следующего дня, здесь же зарядили все наши аккумуляторы. Утром оказалось, что молодая и проворная жена Хасана успела еще нас и обстирать!

 



Эссуэйра

Слово-то какое, будто из песни. И действительно, этот очень древний портовый городок и с недавнего времени морской курорт в настоящее время знаменит как приют для многочисленной армии художников, поэтов, музыкантов и прочих артистов, как называет себя любая встретившаяся вам творческая личность. Белые дома, голубые ставни и двери, крепостные стены города, бережно хранящие многовековую историю... Эссуэйра — один из красивейших городов атлантического побережья Марокко. Пляжи этого курорта известны во всем мире благодаря нежному песку и удивительно мягкому климату. Сегодня Эссуэйра является центром современного марокканского искусства, здесь проводится ежегодный фестиваль музыки гнауа. Неподалеку один из самых известных центров серфинга — ветры Атлантики здесь особенно сильны, что благоприятствует проведению международных соревнований по этому виду спорта.

Искрящиеся на солнце брызги, живописная береговая линия, силуэт древнего города...

Особенно мне запомнилась встреча с двумя артистами — Алианом и Фалько, которые тоже выбрались путешествовать, но не с таким размахом, как мы, а просто вышли на улицу и запели. Лет пятидесяти-шестидесяти, с одухотворенными лицами, они сразу же заинтриговали меня: возле них не было никаких шляп или футляров для “коллекционирования” денег, как это принято у некоторых музыкантов, например, в Нижнем Новгороде. Я не знал, как мне поступить: останавливаться и слушать было как-то неудобно — так страстно люди поют только для себя, не на публику. И я не придумал ничего лучшего, чем делать вид, что разглядываю витрины магазинчика рядом со “сценой”.

Один из музыкантов подбодрил меня приветствием и, забежав в этот самый магазинчик, вынес для меня стул: “Что вы желали бы услышать?” На этот вопрос Алиана я попросил сыграть что-нибудь бразильское. Алиан уточнил, что именно, и, получив ответ, сыграл “Самбу одной ноты” великого Антонио Карлоса Джобима, а затем предложил сыграть мне. Я ответил “Корковадо”. Гитара летала туда-сюда, пока мы не “упали” в босса-нову. Около нас собрались наши братья-туристы — японцы, англичане — и марокканцы, и когда мы втроем вспомнили “Девушку из Ипанемы”, то сорвали аплодисменты.

Вот тут-то и познакомились поближе. Оказалось, что Фалько не работает в магазине, а является его владельцем. Алиан же хотя и профессиональный музыкант, но игра на улице — это не работа, а просто жизнь. Жизнь, которую они со своим другом и проживают на улице Эссуэйры среди таких же романтиков-горожан и романтиков-гостей. И теперь у меня появилось еще одно местечко в мире, где будут искренне рады разделить мою любовь к гитаре!

 

 

Мы добрались до Эль-Хосеймы, где решили искупаться в Средиземном море. Хотя она является приморским климатическим курортом, вода в это время года очень холодная, и желающих составить нам компанию практически нет. Затем после долгих поисков мы нашли путь к побережью, с которого хорошо видна известная крепость. Вид на нее очень впечатляет, особенно в сумерках. Я нашел какую-то смотровую башенку, которая показалась мне забавной, и попросил разрешения у находившихся рядом то ли охранников, то ли пограничников влезть на нее. По дороге остановились на ужин в кафе. Ребята взяли омлет и какие-то салаты. Когда спросили счет, оказалось, что должны 100 дирамов. Помогли хозяину кафе пересчитать, и оказалось, что он немного ошибся. Отдали 38 дирамов и впредь решили всегда считать самостоятельно и вообще нести просвещение в массы.



Большой базар

На следующий день около 11 часов въехали в Фес, Медина которого представляет собой большой базар. Фес сегодня — это большой современный город, где живет более полумиллиона человек. Но здесь можно, оставив автомобиль, широкие улицы и высокие дома XX столетия, проникнуть в средневековый город Медину. Медина в Фесе (Фес-Эль-Бали) развивалась в IX веке. Здесь узкие извилистые улочки, фонтаны в элегантных внутренних дворах, шум и сутолока базара соединяются в картину, которая будто открывает окно в другой мир. Тут продается множество товаров современного производства, некоторые из них вообще предназначены только для туристов, но атмосфера старого города, как и прежде, очень живая.

Кирилл спросил в местном интернет-кафе, сколько будет стоить запись фотографий с флэшки на компакт-диск. Хозяин запросил 100 дирамов, в конце-концов сошлись на 10, и я бы не сказал, что кто-то из участников сделки был разочарован. Нашли хамам (местную баню), но с нас запросили 50 дирамов, что не соответствовало цене, указанной в путеводителе от Lonely Planet. Отказались, но еще долгое время нас сопровождал какой-то банный агент, убеждая, что эта цена очень хорошая. Посмотрели знаменитые красильни для кожи, на меня они вообще никакого впечатления не произвели, я даже не хотел фотографировать. При входе нам сказали, что за осмотр можно дать столько, сколько мы хотим, а на выходе предложили заплатить не менее 100—200 дирамов. Но так как мы особого интереса к экспозиции не проявляли, то нас с миром отпустили, набросившись на какого-то японца, который, к его чести, сумел сохранить лицо и, отделавшись 50 дирамами, устроил уморительный побег.

Очень удивило нас одно кафе, хозяин которого — пожилой почтенный француз — был настолько обаятелен и обходчив, что мы, начав с чая, перепробовали все коктейли и множество пирожных. С таким достоинством держать себя и быть одновременно приятным и обходительным — это способность очень немногих людей. На стоянке с нас настойчиво стала требовать деньги целая куча проходимцев, но на такую нахрапистость мы не могли себе позволить ответить капитуляцией и поехали, ничего им не дав. Несколько человек гнались за нами и махали руками. Это была самая острая и многолюдная дискуссия.

 

На древних развалинах

Переночевав по пути в оливковой роще, мы поехали смотреть Волюбилис — римские развалины, которые произвели на меня очень сильное впечатление. Этот древнеримский город, построенный еще во II—III вв., находится в 31 км от Мекнеса. Переживший времена своего расцвета в V в. н. э. и специализирующийся на приготовлении оливкового масла Волюбилис сейчас стоит посетить, чтобы взглянуть на хорошо сохранившиеся мозаики — полы и медальоны, живописующие подвиги Геракла, нимф, дриад и нереид. Сохранились еще несколько коринфских колонн древнего Капитолия и многочисленные остатки жилых кварталов, термы с залами парных и целым бассейном и даже форум.

В окружении оливковых рощ, широких полей гордо возвышаются величественные сооружения римской эпохи. Я вспоминал то экранизацию рок-оперы “Иисус Христос — суперзвезда”, то фильм “Гладиатор”, то письмо к римскому другу Иосифа Бродского. Кстати говоря, марокканцы и особенно марокканки очень похожи на персонажей библейских сюжетов художников Средневековья.

По дороге в Азру мы увидели настоящие кедровые леса. Атласский кедр — это действительно уникальное произведение природы. Говорят, что в этих лесах можно делать операции без дезинфекции — настолько сильно воздействие кедра на воздух. Лично я могу сказать, что, когда мне однажды стало плохо от болтанки по горным дорогам, да еще с лишними, на мой взгляд, резкими торможениями, разгонами и виражами, всего три минуты, на которые мы остановились под кедрами, вернули мне и здоровье, и настроение.

 

 


В горах Атласа

Потом были пустыни и горы Атласа. Наш Kia Picanto с достоинством выдержал все испытания, и неутомимо боролся вместе с нами и с серпантинами, и с песчаными бурями. Он даже не уступал какой-то зарвавшейся Honda CR-V, необдуманно решившей, что мы мешаем ей на дороге. Конечно, на прямой мы отставали от более мощного “японца”, но на виражах упирались в него бампером.

Наш автопробег закончился в Марракеше, где мы сдали нашего четырехколесного друга представителю прокатной фирмы. Так завершилась автомобильная часть поездки.

На гранд-такси (обычном “Мерседесе”, в который марокканцы впихивают семь человек) добрались до Имлила и поднялись на Тубкаль. Тубкаль (фр. Toubkal) — самая высокая гора Атласских гор на северо-западе Африки (4165 метров). Она же — наивысшая точка Марокко.

Среди изрезанного ущельями скалистого ландшафта выделяются и другие похожие и довольно высокие вершины. Но Тубкаль это Тубкаль. Зимой здесь лежит снег, и он становится центром горнолыжного спорта, однако к лету снег полностью тает. На Тубкаль относительно несложно взойти, по крайней мере в летние месяцы. Среди альпинистов он считается горой, где можно особенно хорошо испытать разреженный воздух подобных высот. Кроме того, с Тубкаля открывается захватывающая панорама окружающей местности. При хорошей погоде вдали можно увидеть даже начало песков пустыни Сахара.

В Имлиле местные гиды все-таки всучили нам кошки, напугав, что подняться на Тубкаль без них абсолютно невозможно. На обратном пути я легко “скатился” с горы в своих обычных кроссовках, но, признаться, на подъеме туда рано утром кошки все-таки помогали бороться с местами обледенелой тропой.

Что чувствуешь на вершине? Наверное, свою сопричастность миру крепких, надежных людей, которым зачем-то нужно в горы. Чувствуешь, что еще молод, что тебе еще можно положиться на свое тело и есть смысл продолжать делать по утрам зарядку и пробежку. Впереди еще есть многое, ради чего стоит жить.

Андрей ПРИПИСНОВ

Фото из архива автора



посмотреть на Yandex карте

Дополнительная информация
Название СМИ:Биржа плюс Авто
Номер СМИ:26,27,282008
Дата публикации:2008.07.03
Дата размещения:04.02.2012
Уровень доступа:Всем пользователям
Объекты
Статистика
Суммарный рейтинг:20
Средний рейтинг:5
Проголосовало:4
Просмотры:847
Комментариев:0
В избранном:0
Голосование
Зарегистрируйтесь, разместите свои материалы, и вы сможете принять участие в голосовании
Добавить комментарий
Зарегистрируйтесь или войдите , и вы сможете добавлять комментарии